Жирные кислоты в составе жировых эмульсий для парентерального питания в неонатологии

Резюме

Важным и неотъемлемым компонентом питания новорожденных являются жирные кислоты. При невозможности их энтерального получения с грудным молоком и смесями на замену ему приходит парентеральное, необходимой частью которого являются жировые эмульсии. Для правильного выбора необходимо учитывать их биохимическое влияние на энергетический и пластический обмены, иммунную систему организма. В данном литературном обзоре представлен анализ материалов о главной составляющей жировых эмульсий - различных видах жирных кислот, что в дальнейшем поможет определиться с необходимым типом липидных смесей для парентерального питания новорожденных.

Ключевые слова:жирные кислоты, парентеральное питание, новорожденные

Для цитирования: Горелик К.Д., Горелик Ю.В., Дмитриев А.В., Быков К.В. Жирные кислоты в составе жировых эмульсий для парентерального питания в неонатологии // Неонатология: новости, мнения, обучение. 2019. Т. 7. № 1. С. 54-60. doi: 10.24411/2308-2402-2019-11007.

Жиры и жирные кислоты (ЖК) являются ключевыми факторами в питании новорожденных для обеспечения энергией, а также ряда метаболических и физиологических функций для роста, развития и поддержания общего здоровья [1]. Адекватное поступление пищевых жиров наряду с протеинами и углеводами у доношенных и недоношенных младенцев при парентеральном и энтеральном питании является важной задачей нутритивно-метаболической терапии. Оно стабилизирует метаболизм макронутриентов и дает энергию многим обменным процессам. В условиях необходимости искусственного (парентерального) питания в неонатологии рутинной практикой считается использование жировых эмульсий (ЖЭ), состав которых, с точки зрения физиологичности, должен быть приближен к составу грудного молока. Жиры в составе грудного молока обеспечивают 45-55% общей энергии, необходимой младенцу в течение первых 6 мес жизни [2, 3]. Структура ЖК грудного молока отличается большим разнообразием и включает как заменимые, так и незаменимые ЖК, в частности полиненасыщенные ЖК (ПНЖК), мононенасыщенные ЖК (МНЖК) и длинноцепочечные ПНЖК семейств ω-6 и ω-3. Метаболическая роль отдельных ЖК изучена в разной степени, поскольку спектр биологического действия каждой ЖК в норме и при патологии новорожденных существенно отличается в плане влияния на желудочно-кишечный тракт, обмен липидов, состав клеточных мембран и их функцию и т.п.

Современные ЖЭ последнего поколения для парентерального питания новорожденных включают несколько источников жиров [4] для обеспечения большего соответствия составу грудного молока (что пока далеко от идеального) и оптимальной метаболической эффективности за счет разного влияния отдельных ЖК на энергетические и биохимические процессы в организме младенца (см. таблицу). В достаточно большом количестве экспериментальных и клинических работ изучалось влияние отдельных ЖК (насыщенных, моно- и полиненасыщенных, заменимых и незаменимых и т.д.) на рост и развитие новорожденных, а также биохимические процессы, лежащие в основе таких эффектов. При этом основное внимание фокусировалось на ПНЖК растительного и животного происхождения. Гораздо меньше работ, направленных на изучение роли МНЖК, хотя они в достаточно большом количестве (от 25 до 65%) присутствуют в таких ЖЭ, как КлинОлеик и СМОФлипид, активно применяющихся в педиатрической клинической практике.

Потребности в жирных кислотах в неонатологии. Значение отдельных жирных кислот

Состав пула ЖК грудного молока. Свойства триглицеридов молока зависят от состава ЖК. Материнское грудное молоко обычно содержит примерно 34-47% насыщенных жирных кислот (НЖК), главным образом пальмитиновой (17-25%), 31-43% МНЖК [олеиновая и пальмитолеиновая (ПОК)], 12-26% ω-6 ПНЖК и 0,8-3,6% ω-3 ПНЖК [4]. Точное соотношение ЖК зависит от стадии грудного вскармливания и питания матери. Липиды в первый год жизни ребенка являются основным источником энергии.

Насыщенные жиры. Выполняют роль энергетического субстрата и материала для построения клеточных мембран в процессе роста и развития. У доношенных и недоношенных младенцев повышенное обеспечение энергией за счет жиров (более 25%) по сравнению с углеводами дает большую прибавку в массе (чувствительный индикатор адекватного обеспечения энергией в первые месяцы и годы жизни ребенка) и меньший расход энергии в покое [5]. Их применение в составе сбалансированного питания (особенно пальмитиновой кислоты) должно быть лимитировано.

МНЖК - второй по значимости компонент в липидном профиле грудного молока и питательных формул для младенцев. Доминирующее положение занимают олеиновая (Cl8:1n-9) и пальмитолеиновая (Cl6:1n-7) кислоты [4].

Олеиновая кислота (ω-9 ЖК) - ненасыщенная карбоновая кислота с одной двойной связью, содержится в грудном молоке в доминирующих количествах (35,8±0,7% общего количества ЖК) [6]. Олеиновая кислота - основная из потребляемых человеком с пищей МНЖК. Синтезируется в организме из НЖК и частично из углеводов. Физиологическая потребность составляет 10% калорийности суточного объема питания. Олеиновая длинноцепочечная ЖК имеет одну двойную связь и сочетает химические свойства олефинов и карбоновых кислот: образует производные по карбоксильной группе [7]. Метаболизм олеиновой кислоты имеет ряд особенностей: клетки животных и человека окисляют олеиновую ЖК со скоростью, которая превосходит все ЖК, особенно пальмитиновую; обладает свойством снижать чувствительность липопротеинов низкой плотности к перекисному окислению липидов; участвует в обмене токоферола, способствуя его антиоксидантному действию; ускоряет включение ЖК в состав клеточных мембран.

Пальмитолеиновая кислота (ω-7 ЖК) синтезируется в организме, однако в ситуациях физиологического стресса ее эндогенный синтез может быть недостаточным. Содержится в грудном молоке в относительно небольших количествах (2,3% общего количества ЖК) [6], однако физиологическая роль этого соединения, связанная с обменом жиров - важнейшим фактором роста и развития в первые годы жизни, как показали исследования последних 10 лет, существенно отличается от других ЖК.

Открытие в 2008 г. исследователями из Гарварда (H. Cao и соавт., Department of Genetics and Complex Diseases, Harvard School of Public Health, Boston, Lipomics Technologies, West Sacramento, США) нового липокина жировой ткани ω-7 МНЖК (C16:1n7) - ПОК, дало толчок экспериментальным и клиническим исследованиям этого соединения в качестве компонента клинического питания. ПОК является важным элементом поддержания метаболического гомеостаза и осуществляет связь между адипозной тканью и другими тканями. ПОК, в отличие от ω-3 ПНЖК [эйкозапентаеновая жирная кислота (ЭПК), докозогексаеновая жирная кислота (ДГК)], синтезируется в организме в печени и жировой ткани из пальмитиновой кислоты под действием δ-9-десатуразы. ПОК - МНЖК, которая входит в состав триглицеридов адипозной ткани млекопитающих, молочных продуктов, рыбьего жира, масла орехов макадамии, облепихового и оливкового масел и ряда других. ПОК, поступающая с пищей, покрывает менее 4% общей потребности в энергии. Ежедневная двукратная внутривенная инфузия ПОК в чистом виде в течение 28 дней сопровождается следующим кумулятивным изменением профиля ЖК в сыворотке: увеличением ПОК (до 60%) и вакценовой кислоты (другая ω-7 МНЖК) с 5 до 11 мкг/ мл (более чем вдвое). Эти изменения содержания отдельных ЖК определили линейное возрастание в течение периода исследования общего содержания МНЖК и ПНЖК ω-6 в сыворотке крови (р<0,05). При этом соотношение ПОК/ пальмитиновая кислота также линейно возрастало в процессе исследования [8]. Комбинирование ПОК с ЭПК и ДГК рыбьего жира сопровождается потенцированием положительного влияния ЖК на липидный обмен [9]. При этом механизмы защитного действия ω-3 ПНЖК и ω-7 МНЖК (ПОК) связаны с влиянием на разные ферментативные системы в печени, что создает основу для комбинированного использования этих двух классов ненасыщенных ЖК для синергичного усиления гепатопротективного эффекта. Важно, что положительные эффекты ω-7 МНЖК проявляются уже при кратковременном - 2-недельном - введении. Наряду с нормализацией липидного обмена и повышением биодоступности жирных кислот ПОК оказывает системное противовоспалительное действие, снижая при курсовом введении в дозе 210 мг/день уровень С-реактивного белка до 50% исходных значений [10].

Таким образом, ПОК является не столько источником энергии, как другие ЖК, а специфическим липидным гормоном (липокином) адипозной ткани, который стимулирует действие инсулина в мышцах, снижает уровень печеночных триглицеридов, подавляет экспрессию цитокинов в адипоцитах, снижает экспрессию печеночных ферментов, имеющих отношение к формированию инсулиночувствительности. Специфический механизм действия, отличный от действия ω-3 ПНЖК рыбьего жира, способствует синергизму при совместном введении и является основанием для комбинирования, в том числе в составе ЖЭ. В то же время ω-7 МНЖК (ПОК) в составе инъекционной формы ЖЭ для парентерального питания может рассматриваться в качестве фармаконутриента, сочетающего свойства нутриента (сродство с эндогенным активным соединением, участие в построении фосфолипидов клеточных мембран, образовании энергии и т.д.) и фармакологического агента с присущей последнему дозозависимостью эффекта, определенным диапазоном терапевтического действия, специфичностью воздействия на конкретные звенья регуляции обмена, антагонизм по отношению к атерогенной пальмитиновой кислоте.

К особенностям клинического действия ПОК можно отнести малую величину эффективных доз (200-220 мг/сут; в 2,5-3 раза меньше доз ω-3 ПНЖК); однократный прием для достижения клинического результата при приеме в течение 30 дней; чрезвычайно выраженное снижение (на 50% и более) маркеров системного воспаления (С-реактивный белок); быстрое развитие положительных изменений показателей липидного обмена и системного воспаления (2 нед применения); синергизм с действием ω-3 ПНЖК при совместном использовании, что служит основанием для их комбинирования в клинической практике; наличие ряда доказательств различий в биохимическом механизме действия этих двух классов ЖК на уровне клеток организма.

В неонатологии весьма примечательна картина изменений состава ЖК грудного молока при возникновении простудных заболеваний и воспаления у матери и/или младенца [6]: увеличение доли пальмитиновой кислоты при заболеваниях матери и снижение пальмитолеиновой и стеариновой кислот при заболеваниях младенца. Связи между этими состояниями и изменением концентрации других ЖК не обнаружено. Это подчеркивает целесообразность повышенного поступления в организм младенца ПОК в составе комбинированных ЖЭ вместе с ЭПК и ДГК рыбьего жира при заболеваниях и патологических состояниях для поддержания концентраций ПОК в плазме крови.

В оливковом масле МНЖК (олеиновая и пальмитолеиновая кислоты) занимают доминирующее положение в общем составе ЖК (суммарно от 56 до 86%, в зависимости от исходного сырья) [11]. При этом концентрация ω-7 ПОК в составе ЖК оливкового масла близка к таковой в грудном молоке. Это делает ЖЭ с включением оливкового масла важнейшим источником МНЖК для парентерального питания как для доношенных, так и для недоношенных младенцев, доводя долю МНЖК до величин, близких к содержанию этих ЖК в грудном молоке, и делая состав ЖЭ сбалансированным. Расчеты показывают, что 100 мл 20% ЖЭ СМОФлипид содержит 20 г ЖК, из них на долю МНЖК приходится 5 г, включая примерно 4,7 г олеиновой кислоты и 250-300 мг ПОК (соответствует содержанию в грудном молоке и эффективной клинической дозе в исследованиях).

ПНЖК (линолевая и α-линоленовая кислоты, ЭПК и ДГК рыбьего жира) рекомендованы в количествах, соответствующих содержанию в грудном молоке. Количество для младенцев ДГК изменяется в диапазоне от 0,2 до 0,5% общей суммы ЖК, ЭПК - на уровне значений ДГК, при этом ЭПК+ДГК рекомендуется <1,5% общего потребления энергии [5].

Соотношения ПНЖК/МНЖК и ПНЖК/НЖК. В целом сбалансированной считается диета с соотношением ПНЖК/ МНЖК/НЖК = 1:2:1 (подчеркивается доминирующая роль МНЖК - 50%), при этом в оливковом масле оно составляет 0,5:5:1, что существенно ближе к балансу, чем в большинстве растительных масел [12].

Согласно результатам экспериментальных и клинических исследований, более высокий уровень МНЖК в составе ЖЭ и снижение доли ПНЖК обеспечивают следующие положительные эффекты:

1. Повышение системного противовоспалительного действия в условиях эндотоксемии по сравнению с ЖЭ с меньшим содержанием МНЖК [13]. Снижается образование провоспалительных цитокинов и других факторов воспаления. Наоборот, повышенное содержание в ЖЭ ω-6 ПНЖК (линолевая кислота), являющихся предшественниками эйкозаноидов, сопровождается увеличением продукции провоспалительных цитокинов, способствует системному воспалению [14].

2. Уменьшение иммунодепрессивного действия ЖЭ. Как показывают исследования [15, 16], ω-3 ПНЖК растительного происхождения угнетают пролиферацию лимфоцитов, что приводит к иммуносупрессии.

3. Устранение негативного влияния ω-3 ПНЖК соевого масла на состояние клеточных мембран при парентеральном введении ЖЭ [15].

4. МНЖК менее чувствительны к процессу перекисного окисления липидов, что делает ЖЭ с большим содержанием МНЖК устойчивее к биохимическим изменениям в процессе воспаления.

5. Противовоспалительное действие МНЖК оливкового масла суммируется с аналогичным действием ω-3 ПНЖК рыбьего жира в составе одной ЖЭ, которые, в отличие от ω-3 ПНЖК растительного происхождения, обладают выраженным противовоспалительным действием (снижают выработку провоспалительных цитокинов, укрепляют клеточные мембраны) [15, 17].

6. ЖЭ с высоким содержанием МНЖК способствуют увеличению выживаемости в условиях системного воспаления при критических состояниях [13].

7. ЖЭ с высоким содержанием МНЖК показывают большую безопасность в педиатрии у младенцев и детей до 11 лет (исследование CT 2402/P14/93/F Ricour Study и исследование CT 2402/P15/94/G KoLetzko Study) по сравнению с ЖЭ с низким содержанием МНЖК. Имеют хороший профиль безопасности в неонаталогии при длительном применении [18].

8. Вышеизложенные стороны физиологического действия МНЖК позволили FAO [19] сформулировать ряд доказанных положений для этой группы ЖК: введение в диету МНЖК повышает уровень липопротеинов высокой плотности и снижает уровни липопротеинов низкой плотности и холестерина в плазме крови; сочетание МНЖК с углеводами повышает инсулиночувствительность тканей, что имеет существенное значение для всех групп населения.

Аналитический обзор [20] по данным доказательных клинических исследований за 2010-2014 гг. (базы данных MEDLINE/PubMed, SciELO и Web of Science, 21 статья) показал важные стороны метаболического действия МНЖК при поступлении в организм. В интервенционных исследованиях выявлено снижение триглицеридов и липопротеинов низкой плотности, повышение липопротеинов высокой плотности и улучшение липидного профиля плазмы крови уже после 5 нед приема МНЖК. Особенно эффективным в этом отношении было действие ПОК (ω-7 МНЖК), концентрация которой в плазме крови становилась особенно высокой после поступления в организм НЖК. Этот факт еще раз подчеркивает регуляторную (гормональную) функцию ПОК в организме, направленную на поддержание нормального липидного гомеостаза, включая долгосрочное применение питательных составов с ω-7 МНЖК. С другой стороны, важен контроль концентраций ЖК в крови в течение всего срока нутритивной поддержки.

Жирные кислоты и иммунитет новорожденных

Еще одним важным критерием клинической оценки ЖЭ в парентеральном питании новорожденных является их влияние на иммунитет. Как известно, период новорожденности - это первый из пяти критических периодов развития иммунной системы [21]. В этот период постнатальной адаптации становление иммунной системы только начинается. Организм ребенка защищен почти исключительно материнскими антителами, полученными через плаценту и с грудным молоком. Чувствительность новорожденного к бактериальным и вирусным инфекциям в этот период очень высока. Влияние различных типов ЖК на формирование иммунитета новорожденных и его функционирование изучалось во многих работах.

ПНЖК. Незаменимые ω-6 ПНЖК (линолевая и α-линоленовая кислоты) в организме являются биохимическими предшественниками физиологически значимых длинноцепочечных ПНЖК с 20 или 22 атомами углерода: арахидоновой (20:4ω6), ЭПК (20:5ω3) и ДКГ (22:6ω3). Арахидоновая кислота в начальных фазах развития младенца важна для деятельности тимуса, высокая потребность в линолевой кислоте обусловлена формированием лимфоидных и других клеток иммунной системы. Длинноцепочечные ω-6 ПНЖК, продуцируемые потреблением γ-линоленовой кислоты (18:3ω-6), снижают ответ антител на Т1п2-цитокины и иммуноглобулин класса G1. Низкожировые диеты с повышенным потреблением длинноцепочечных ω-3 ПНЖК рыбьего жира увеличивают выживаемость и снижают выраженность патологических процессов, в то время как высокожировые диеты с повышенным содержанием линолевой кислоты оказывают обратное действие.

МНЖК. Экспериментальные исследования показали, что МНЖК способны модулировать функции иммунной системы сходным с ЭПК и ДКГ рыбьего жира образом, хотя и в несколько меньшей степени. Это действие связывают в первую очередь с олеиновой кислотой, а во вторую - с антиоксидантами (токоферол) и микроэлементами в составе оливкового масла. Клинически важным установленным свойством олеиновой кислоты и питательных составов с ее включением является иммунонейтральность, т.е. отсутствие иммуносупрессии при курсовом применении.

Как отмечает в своем обзоре один из ведущих специалистов в области парентерального питания [22], при выборе ЖЭ для парентерального питания при их в целом примерно равном влиянии на показатели летальности, продолжительности пребывания в отделении реанимации и интенсивной терапии и других основных параметров клинического состояния следует ориентироваться на иммунологические эффекты ЖЭ, предпочитая иммунонейтральность. Автор делает следующие выводы: "1. Классические эмульсии на основе ω-6-жирных кислот обладают иммуносупрессивными свойствами и не должны использоваться у пациентов в критическом состоянии. 2. Эмульсии из оливкового/ соевого масла иммунонейтральны и могут применяться у большинства пациентов. 3. Иммунологические эффекты добавок рыбьего жира требуют дальнейшего изучения. Видимо, эти добавки также иммунонейтральны. 4. Ожидается разработка специфических эмульсий, которые смогут применяться при ослабленной или усиленной воспалительной реакции".

Выводы

■ Парентеральное питание доношенных и недоношенных младенцев должно включать применение ЖЭ, состав которых приближается к составу грудного молока. Материнское грудное молоко обычно содержит примерно 34-47% НЖК, главным образом пальмитиновой (17-25%), 31-43% МНЖК (олеиновой и паль-митолеиновой), 12-26% ω-6 ПНЖК и 0,8-3,6% ω-3 ПНЖК. В настоящее время не существует "идеальной ЖЭ" по составу ЖК.

■ МНЖК - второй по значимости компонент в липидном профиле грудного молока. Доминирующее положение занимают олеиновая (C18:1n-9) и пальмитолеиновая (C16:1n-7) кислоты.

■ Олеиновая кислота - ω-9 МНЖК с содержанием в грудном молоке в доминирующих количествах (35,8±0,7% общего количества ЖК). Обладает свойством снижать "чувствительность" липопротеинов низкой плотности к перекисному окислению липидов; участвует в обмене токоферола, способствуя его антиоксидантному действию; ускоряет включение ЖК в состав клеточных мембран.

■ ПОК - ω-7 МНЖК рассматривается в качестве гормо-на-липокина. ПОК является важным элементом поддержания метаболического гомеостаза липидов и осуществляет связь между адипозной тканью и другими тканями организма. Оказывает противовоспалительное действие, снижая уровень С-реактивного белка в плазме крови.

■ Включение МНЖК в состав ЖЭ для парентерального питания повышает сбалансированность ЖЭ. В условиях системного воспаления у новорожденных снижается концентрация ПОК в плазме крови, и ее поступление в составе ЖЭ способствует ликвидации дефицита.

■ Клинические исследования показали иммунонейтральность ЖЭ с включением МНЖК за счет олеиновой кислоты и ПОК по сравнению с ЖЭ на основе ω-6 ЖК, обладающими иммуносупрессивным действием.

■ МНЖК оказывают синергичное с ω-3 ПНЖК рыбьего жира (ЭПК+ДГК) метаболическое действие на жировой обмен, препятствуя перекисному окислению липидов и улучшая липидный профиль плазмы крови, что является основанием для комбинирования этих классов ЖК в составе ЖЭ.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Литература

1. Robinson D.T., Martin C.R. Fatty acid requirements for the preterm infant // Semin. Fetal Neonatal Med. 2017. Vol. 22. P. 8-14.

2. Koletzko B., Shamir R., Ashwell M. Quality and safety aspects of infant nutrition // Ann. Nutr. Metab. 2012. Vol. 60. P. 179-184.

3. Koletzko B., Agostoni C., Bergmann R. et al. Physiological aspects of human milk lipids and implications for infant feeding: a workshop report // Acta Paediatr. 2011. Vol. 100. P. 1405-1415.

4. Delplanque B., Gibson R., Koletzko B. et al. Lipid quality in infant nutrition: current knowledge and future opportunities // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2015. Vol. 61, N 1. P. 8-17.

5. Uauy R., Dangour A.D. Fat and fatty acid requirements and recommendations for infants of 0-2 years and children of 2-18 years // Nutr. Metab. 2009. Vol. 55. P. 76-96. doi: 10.1159/000228997

6. Gardner A.S., Rahman I.A., Lai C.T. et al. Changes in fatty acid composition of human milk in response to cold-like symptoms in the lactating mother and infant // Nutrients. 2017. Vol. 9. P. 1034. doi: 10.3390/nu9091034

7. Людинина А.Ю. Функциональная роль мононенасыщенных жирных кислот плазменных липидов у человека на Европейском Севере : дис. ... канд. биол. наук. Сыктывкар, 2010. 122 с.

8. Long N.M., Burns T.A., Volpi Lagreca G. et al. Palmitoleic acid infusion alters circulating glucose and insulin levels // J. Metabolic Syndr. 2014. Vol. 3, N 3. P. 1-6.

9. Shiba S., Tsunoda N., Wakutsu M. et al. Regulation of lipid metabolism by palmitoleate and eicosapentaenoic acid (EPA) in mice fed a high fat diet // Biosci. Biotechnol. Biochem. 2011. Vol. 75. P. 2401-2403.

10. Bernstein A.M., Roizen M.F., Martinez L. Purified palmitoleic acid for the reduction of high sensitivity C-reactive protein and serum lipids: a double-blinded, randomized, placebo controlled study // J. Clin. Lipidol. 2014. Vol. 8. P. 612-617.

11. Boskou D., Blekas G., Tsimidou M. Olive Oil Composition. Thessaloniki : Laboratory of Food Chemistry and Technology, School of Chemistry, Aristotle University of Thessaloniki, 2006. P. 41-72.

12. Sarolic M., Gugic M., Marijanovic Z., Suste M. Virgin olive oil and nutrition // Food Health Dis. 2014. Vol. 3, N 1. P. 38-43.

13. Buschmann K., Poeschl J., Braach N. et al. The olive oil-based lipid clinoleic blocks leukocyte recruitment and improves survival during systemic inflammation: a comparative in vivo study of different parenteral lipid emulsions // Mediators Inflamm. 2015. Vol. 2015. Article ID 757059. URL: http://dx.doi.org/10.1155/2015/757059

14. Fischer G.W., Hunter K.W., Wilson S.R., Mease A.D. Diminished bacterial defences with intralipid // Lancet. 1980. Vol. 2, N 8199. P. 819820.

15. Calder P.C., Yaqoob P. Understanding omega-3 polyunsaturated fatty acids // Postgrad. Med. 2009. Vol. 121, N 6. P. 148-157.

16. Furukawa K., Yamamori H., Takagi K. et al. Influences of soybean oil emulsion on stress response and cell-mediated immune function in moderately or severely stressed patients // Nutrition. 2002. Vol. 18, N 3. P. 235-240.

17. Li H., Ruan X.Z., Powis S.H. et al. EPA and DHA reduce LPS-induced inflammation responses in HK-2 cells: evidence for a PPAR-y-dependent mechanism // Kidney Int. 2005. Vol. 67, N 3. P. 867-874.

18. Deshpande G., Simmer K., Deshmukh M. 103 A randomised trial comparing fish oil (Smoflipid) vs olive oil lipid emulsion (clinoleic) in preterm (<30 weeks) neonates // Arch. Dis. Child. 2012. Vol. 97, suppl. 2. P. A29. doi: 10.1136/archdischild-2012-302724.0103

19. FAO. Fats and fatty acids in human nutrition. Report of an Expert Consultation. Geneva, 2010. Paper 91. 180 p.

20. Lopes L.L., Peluzio M.C.G., Hermsdorff H.H.M. Monounsaturated fatty acid intake and lipid metabolism // J. Vasc. Bras. 2016. Vol. 15, N 1. P. 52-60. doi: org/10.1590/1677-5449.008515

21. Сергеева К.М., Смирнова Н.Н., Суровцева А.П. Физиология и патология периода новорожденности. СПб. : СПбГМУ, 2008. 22 с.

22. Крейман Г. Какую жировую эмульсию выбрать для пациента в отделении реанимации и интенсивной терапии? // Анест. и реани-матол. 2014. № 3. С. 46-49.

References

1. Robinson D.T., Martin C.R. Fatty acid requirements for the preterm infant. Semin Fetal Neonatal Med. 2017; 22: 8-14.

2. Koletzko B., Shamir R., Ashwell M. Quality and safety aspects of infant nutrition. Ann Nutr Metab. 2012; 60: 179-84.

3. Koletzko B., Agostoni C., Bergmann R., et al. Physiological aspects of human milk lipids and implications for infant feeding: a workshop report. Acta Paediatr. 2011; 100: 1405-15.

4. Delplanque B., Gibson R., Koletzko B., et al. Lipid quality in infant nutrition: current knowledge and future opportunities. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2015; 61 (1): 8-17.

5. Uauy R., Dangour A.D. Fat and fatty acid requirements and recommendations for infants of 0-2 years and children of 2-18 years. Nutr Metab. 2009; 55: 76-96. doi: 10.1159/000228997

6. Gardner A.S., Rahman I.A., Lai C.T., et al. Changes in fatty acid composition of human milk in response to cold-like symptoms in the lactating mother and infant. Nutrients. 2017; 9: 1034. doi: 10.3390/ nu9091034

7. Ludinina A.U. The functional role of monounsaturated fatty acids of plasma lipids in human in the European North: Diss. Syktyvkar, 2010: 122 p. (in Russian)

8. Long N.M., Burns T.A., Volpi Lagreca G., et al. Palmitoleic acid infusion alters circulating glucose and insulin levels. J Metabolic Syndr. 2014; 3 (3): 1-6.

9. Shiba S., Tsunoda N., Wakutsu M., et al. Regulation of lipid metabolism by palmitoleate and eicosapentaenoic acid (EPA) in mice fed a high fat diet. Biosci Biotechnol Biochem. 2011; 75: 2401-3.

10. Bernstein A.M., Roizen M.F., Martinez L. Purified palmitoleic acid for the reduction of high sensitivity C-reactive protein and serum lipids: a double-blinded, randomized, placebo controlled study. J Clin Lipidol. 2014; 8: 612-7.

11. Boskou D., Blekas G., Tsimidou M. Olive oil composition. Thessaloniki : Laboratory of Food Chemistry and Technology, School of Chemistry, Aristotle University of Thessaloniki, 2006: 41-72.

12. Sarolic M., Gugic M., Marijanovic Z., Suste M. Virgin olive oil and nutrition. Food Health Dis. 2014; 3 (1): 38-43.

13. Buschmann K., Poeschl J., Braach N., et al. The olive oil-based lipid clinoleic blocks leukocyte recruitment and improves survival during systemic inflammation: a comparative in vivo study of different parenteral lipid emulsions. Mediators Inflamm. 2015; 2015: 757059. URL: http://dx.doi.org/10.1155/2015/757059

14. Fischer G.W., Hunter K.W., Wilson S.R., Mease A.D. Diminished bacterial defences with intralipid. Lancet. 1980; 2 (8199): 819-20.

15. Calder P.C., Yaqoob P. Understanding omega-3 polyunsaturated fatty acids. Postgrad Med. 2009; 121 (6): 148-57.

16. Furukawa K., Yamamori H., Takagi K., et al. Influences of soybean oil emulsion on stress response and cell-mediated immune function in moderately or severely stressed patients. Nutrition. 2002; 18 (3): 235-40.

17. Li H., Ruan X.Z., Powis S.H., et al. EPA and DHA reduce LPS-induced inflammation responses in HK-2 cells: evidence for a PPAR-y-dependent mechanism. Kidney Int. 2005; 67 (3): 867-74.

18. Deshpande G., Simmer K., Deshmukh M. 103 A randomised trial comparing fish oil (smoflipid) vs olive oil lipid emulsion (clinoleic) in preterm (<30 weeks) neonates. Arch Dis Child. 2012; 97 (2): A29. doi: 10.1136/ archdischild-2012-302724.0103

19. FAO. Fats and fatty acids in human nutrition. Report of an expert consultation. Geneva, 2010; Paper 91: 180 p.

20. Lopes L.L., Peluzio M.C.G., Hermsdorff H.H.M. Monounsaturated fatty acid intake and lipid metabolism. J Vasc Bras. 2016; 15 (1): 52-60. doi: org/10.1590/1677-5449.008515

21. Sergeeva K.M., Smirnova N.N., Surovceva A.P. Physiology and pathology of a newborn. Saint Petersburg: SPgGMU, 2008: 22 p. (in Russian)

22. Creyman G. Which lipid emulsion chose in intensive care unit? Anesteziologiya i reanimatologiya [Anesthesiology and Reanimatology]. 2014; (3): 46-9. (in Russian)


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»