Обмен химических элементов у новорожденных. Часть 1. Распределение магния в организме

Резюме

В обзоре освещены ключевые положения, касающиеся обмена магния, его физико-химического состояния и биологической роли в организме, содержания и распределения в различных тканях и биологических средах организма. Последнее представляет особый интерес, поскольку имеющиеся результаты научных исследований, посвященных данному вопросу в перинатальной медицине, крайне скудны. В обзоре собрана доступная в открытых источниках информация о значениях концентраций магния не только в крови и моче, но и в волосах, плаценте, печени, селезенке, почках и в других тканях. Особое внимание уделено методам определения концентрации магния в организме, единицам измерения его содержания. Сделан акцент на практической значимости научных данных о распределении магния в организме человека и в системе "мать-плацента-плод-новорожденный".

Ключевые слова:новорожденный, микроэлементы, магний, концентрации магния в тканях

Для цитирования: Дегтярева М.В., Карпова А.Л., Сенькевич О.А., Жакота Д.А. Обмен химических элементов у новорожденных. Ч. 1. Распределение магния в организме // Неонатология: новости, мнения, обучение. 2019. Т. 7. № 3. С. 59-65. doi: 10.24411/2308-2402-2019-13007

Актуальность проблемы метаболизма магния и понимания его распределения в организме новорожденного обусловлена применением в клинической практике лекарственных препаратов, содержащих магний.

Авторами был проведен тщательный информационный поиск в иностранной и отечественной библиотечной и электронных системах сведений об эталонных (референтных) значениях концентрации магния в печени, почках, головном мозге, миокарде и других тканях новорожденных как доношенных, так и недоношенных различного срока гестации, в том числе детей с экстремально низкой массой тела при рождении (<1000 г). Исследования для анализа были получены из баз данных PubMed, TOXNET, Центрального регистра контролируемых исследований Cochrane, базы данных eLIBRARY.RU и стандартных медицинских баз данных. Авторы проводили поиск литературы самостоятельно, лингвистических ограничений не было. В анализе были использованы только данные, опубликованные в открытом доступе.

Референтных значений концентраций магния в тканях новорожденных и недоношенных детей не обнаружено, в мировой исследовательской и клинической практике такие референтные диапазоны отсутствуют. Данные о токсичных и летальных концентрациях магния в тканях человека, а тем более в тканях новорожденных и недоношенных детей, в специальной литературе, отечественной и в зарубежных базах данных, в том числе токсикологических и судебно-медицинских, отсутствуют.

Магний (Mg) является необходимым для жизнедеятельности человека химическим элементом, щелочноземельным металлом, он принадлежит к группе минералов. В состав минералов входят кальций, фосфор, калий, сера, натрий, хлор и магний; на долю этой группы приходится 0,7% всех атомов организма. Атомный номер магния в периодической системе химических элементов Д.И. Менделеева - 12. Относительная атомная масса магния - 24,3 Да. Атом магния с атомной массой 24 имеет двойную массу атома углерода [1-3].

Магний является важнейшим двухвалентным катионом, распределенным в организме человека чрезвычайно неравномерно; при этом 99% магния содержится внутри клеток. Магний является ко-фактором более 300 ферментных систем в клетке. Он критически важен для стабилизации ферментов, катализирующих образование аденозинтрифосфата (АТФ), утилизации глюкозы, синтеза жиров, белков, нуклеиновых кислот, коэнзимов. АТФ абсолютно необходим для мышечной сократимости, переноса метильных групп. Нарушение обмена магния отражается на всех этих функциях. Он играет ключевую роль в энергетическом обмене, поскольку участвует в реакциях переноса фосфатов, включая АТФ и нуклеотидтрифосфатазы [4]. Следует учитывать, что метаболизм АТФ, сокращения и расслабления мышц, нормальное функционирование нервной системы и высвобождение нейротрансмиттеров являются процессами, зависимыми от магния. Кроме того, магний участвует в регуляции сосудистого тонуса, сердечного ритма, в процессе тромбообразования и формирования костной ткани [5].

Магний выполняет свои функции преимущественно внутри клетки; тем не менее большая часть результатов экспериментальных и клинических исследований данного элемента получена из внеклеточных биологических жидкостей, наиболее частым объектом изучения до сих пор является кровь. Таким образом, наше понимание метаболизма магния в организме и способность оценить магниевый статус новорожденных и недоношенных детей в настоящее время являются рудиментарными по сравнению с теми знаниями, которые мы имеем о других химических элементах нашего организма [6].

Физико-химическое состояние магния в организме

В большинстве биологических систем магний находится в 3 различных физико-химических состояниях: 1) магний, связанный с белком; 2) магний, образовавший комплексные соединения с анионами и АТФ; 3) свободный магний. Магний, связанный с белком, не поддается ультрафильтрации; в этом случае через фильтр проходят только комплексные соли магния и свободный магний. Важно учитывать, что и магний, вступивший в соединение с белком, и комплексные соли магния недоступны для участия в биохимических процессах.

Ключом к пониманию метаболизма магния является информация о его активности. Под активностью магния подразумевают такое термодинамическое количество, которое соответствует его эффективной концентрации в химической системе. Активность магния может быть выражена как продукт свободного магния и его коэффициента активности (мера отклонения от идеального). В сложных биологических системах вычислить коэффициент активности элемента довольно трудно, однако в большинстве случаев концентрация свободного (ионизированного) магния приблизительно соответствует его активности. Проблема современного понимания метаболизма магния заключается в том, что в большинстве исследований авторы определяют общую концентрацию магния независимо от его химического состояния.

Внедрение современных методов исследования должно обеспечивать возможность определения физико-химического состояния магния в биологических системах [6].

Распределение магния в тканях человека

Установлено, что в организме взрослого человека с массой тела 70 кг в физиологических условиях содержится 1 моль магния (24,3 г). Половина этого количества находится в костной ткани, а вторая половина - в мягких тканях; в сыворотке крови содержится менее 1% всех запасов Мд [7]. Магний распределен в организме человека крайне неравномерно, он находится преимущественно внутриклеточно. Содержание магния в сыворотке крови и во внеклеточных жидкостях в норме в 10-50 раз ниже, чем в мягких тканях, еще больше эта разница между сывороткой крови и костной и зубной тканью.

Наиболее доступным и часто используемым методом определения магнезиального статуса является определение концентраций магния в сыворотке крови, хотя концентрации магния в сыворотке крови не коррелируют с содержанием магния в организме или его концентрациями в разных тканях [8].

Методы определения содержания магния в биологических жидкостях и тканях

Тем не менее прижизненное получение материалов для анализов, определяющих непосредственное содержание минералов и элементов в тканях (например, биопсия печени), относится к инвазивным методикам. Определение количества минералов, и в первую очередь магния в клетках, нельзя выполнить на рутинной аппаратуре, и это весьма трудоемкий процесс. Современные масс-спектрометрические методы оценки содержания минералов и микроэлементов в волосах достаточно дорогостоящие, данная проблема приобретает особую актуальность при проведении измерения на популяционном уровне [9]. Различные методы определения магния в организме представлены в табл. 1.

Количество магния в организме человека

Количество магния в сыворотке крови и интерстициальной жидкости составляет <1% общего количества магния в организме. Средняя концентрация магния в сыворотке крови взрослого человека равна 0,85 ммоль/л с референтным интервалом 0,7-1,0 ммоль/л [4, 7, 11].

Одна треть магния в сыворотке крови связана с белком (25% общего количества магния в сыворотке крови связано с альбумином, 8% магния сыворотки крови - с глобулинами) [12]. Оставшиеся 2/3 магния плазмы могут подвергаться ультрафильтрации: 55% общего магния плазмы в форме свободного иона и остальное количество - в виде фосфата, цитрата и других соединений магния [7]. Если концентрация альбумина находится в пределах нормы, концентрация магния не зависит от альбумина, но в то же время при высоких и низких концентрациях альбумина определяется линейная зависимость между концентрациями магния и альбумина [12]. Концентрация магния в интерстициальной жидкости примерно равна 0,5 ммоль/л. Магний, связанный с белком, не проникает в интерстициальную жидкость, в том числе в спинномозговую жидкость. Средняя концентрация магния в спинномозговой жидкости у взрослых людей составляет 1,1 ммоль/л [13].

Доказано отсутствие корреляции между концентрацией магния в сыворотке крови и в тканях взрослого человека. В мягких тканях концентрации магния в десятки раз выше, чем в крови и биологических жидкостях (табл. 2).

Согласно данным табл. 2, концентрация магния в мягких тканях и мышцах взрослого человека в среднем составляет 8,5-9,0 ммоль/кг сырого органа, что равно примерно 204220 мкг/г сырого органа. В.В. Ковальский в 1964-1974 гг. привел нормы концентраций магния в различных тканях взрослого человека, представленные в табл. 3.

При пересчете единиц измерения концентрации из мг% в мкг/г получается, что концентрация магния в печени взрослого человека, по данным В.В. Ковальского, составляет 170 мкг/г, в почках - 204 мкг/г, в поджелудочной железе -270 мкг/г. Необходимо принимать во внимание, что эти данные были получены в начале 1960-х гг. доступными в то время лабораторными методами.

В исследовании V.P. Kotsaki-Kovatsi и соавт. (1997) было установлено, что в экспериментальных физиологических условиях у взрослых особей морских свинок контрольной группы, получавших полноценное питание, в возрасте 12 мес концентрация магния в печени составила 243+88 мкг/г сырого органа, а концентрация магния в селезенке - 333+99 мкг/г сырого органа [15].

Научных публикаций о содержании магния в мягких тканях, печени и почках новорожденных крайне мало. Тем не менее конкретные концентрации магния в тканях (волосах) новорожденных исследованы в диссертации Е.Н. Каменской (2012) [16]. Ею было обследовано 50 доношенных новорожденных, мощность выборки была рассчитана адекватными статистическими методами. Для оценки содержания магния в волосах использовали метод атомно-абсорбционной спектрометрии. Из исследования Е.Н. Каменской следует, что у доношенных новорожденных концентрации магния в сыворотке крови составляют Me [LQ; UQ] = 0,82 [0,73; 0,87] ммоль/л (n=50) и соответствуют норме 0,62-0,91; в то же время концентрации магния в сыворотке крови рожениц ниже нормы (Me [LQ; UQ] = 0,68 [0,62; 0,73] ммоль/л, n=50), что свидетельствует о наличии активного плацентарного транспорта в диаде "мать-ребенок". Концентрация магния в моче в первые сутки жизни снижена - 0,28 [0,2; 0,49] ммоль/л (норма 2,27-5,8 ммоль/л); концентрация магния в волосах доношенных новорожденных составляет 264 [163; 427] мкг/г. Таким образом, в физиологических условиях концентрация магния в волосах доношенных новорожденных в большинстве случаев варьирует от 163 до 427 мкг/г ткани [14].

В рамках другого исследования, результаты которого были опубликованы в 2015 г., определяли химические элементы в тканях легких плодов, новорожденных и плацент женщин из Приаральского региона. В данном исследовании были применены современные ядерно-физические методы [метод индукционно-связанной плазмы с масс-сепарацией (ICPMS), метод рентгеновской флюоресценции с протонным возбуждением (PIXE), метод Резерфордовского обратного рассеяния (RBS)]. Содержание магния в плаценте у 9 плодов, умерших в перинатальный период, в Приаралье составило 263 мкг/г, в легких - 136 мкг/г в сырой ткани органа. Содержание магния в плацентах у 9 новорожденных, умерших на 1-й неделе жизни, в Приаралье составило 437 мкг/г в сырой ткани органа, а в легких - 204 мкг/г в сырой ткани органа. В обоих случаях автор не приводит величину стандартной ошибки среднего или стандартного отклонения, поэтому невозможно оценить степень разброса полученных данных [6].

В исследовании, посвященном детям более старшего возраста (2-3 года), которые погибли от белково-энергетической недостаточности, концентрация магния в мышцах составила 11,4 мЭкв/кг сырого органа (138,5 мкг/г). У детей 2-3 лет из контрольной группы, не имевших белково-энергетической недостаточности, концентрация магния в мышцах составила 18 мЭкв/кг (220 мкг/г) [18].

Концентрации магния в биологических жидкостях и тканях плода и новорожденного, как и у взрослых, зависят от поступления минерала в организм, его абсорции (усвоения), а также от функционального состояния почек, поскольку магний выводится почками. В физиологических условиях магний поступает в составе пищи и питья; 30-50% всего поступающего магния всасывается в тонкой кишке. В клубочках почек 80% ионов магния подвергается фильтрации, однако выводится из организма всего 3% магния. Величина экскреции магния с мочой определяется скоростью клубочковой фильтрации и канальцевой реабсорбции. Реабсорбция 10-15% магния осуществляется в извитых проксимальных канальцах нефрона, 60-70% магния пассивно реабсорбируется в толстом отделе восходящего колена петли Генле.

Баланс магния в организме взрослых людей нарушается при целом ряде патологических состояний, таких как сахарный диабет, почечная недостаточность, мочекаменная болезнь, остеопороз, сердечно-сосудистые заболевания. К дефициту магния приводят, как правило, 3 патофизиологических механизма: сниженное всасывание в тонкой кишке, повышенные потери с мочой и увеличенный переход катиона внутрь клетки. Избыточное содержание магния в организме, напротив, связано с повышенным потреблением и увеличением всасывания ионов магния в кишечнике, выходом ионов магния из клетки во внеклеточное пространство, замедлением скорости клубочковой фильтрации, повышенной реабсорбцией магния в петле Генле.

Внутривенное или пероральное восполнение ионов магния является основным способом коррекции дефицита магния в организме. Задержке магния в организме может способствовать назначение калийсберегающих диуретиков. Накопление магния в организме обычно развивается на фоне почечной недостаточности, при избыточном поступлении магния с питанием или медикаментами. Выведение магния из организма можно усилить путем форсированного диуреза и назначения мочегонных типа фуросемида или путем диализа [19].

Период полувыведения магния, накопленного в тканях, из организма человека составляет около 120 дней, поэтому его концентрации в мягких тканях зависят не только и не столько от однократного поступления, сколько от продолжительного поступления с продуктами питания (особенно с пищей растительного происхождения, неочищенной поваренной солью, в первую очередь морской, морепродуктами, питьевой водой), медикаментами (антациды, слабительные, ряд седативных препаратов и др.) и биодобавками, препаратами поливитаминов и минералов, и от метаболизма в последние 3 мес до исследования [20].

У новорожденных, особенно у недоношенных, в силу их морфофункциональных особенностей и незрелости органов и систем физиологическое содержание магния в организме в пересчете на литры и граммы выше, чем у взрослого человека, поэтому нормативы взрослых людей неприменимы к новорожденным и недоношенным детям [21]. Во время беременности наблюдается активный транспорт магния из организма матери в организм плода через плаценту независимо от градиента концентрации. Плацента активно транспортирует магний к плоду даже в случаях гипомагнезиемии и истощения тканевых запасов магния у матери [22, 23].

Применение сульфата магния в практической деятельности врача

В акушерской практике как в России, так и за рубежом сульфат магния включен в клинические протоколы и показан для введения беременным в высоких дозах перед родами в следующих клинических ситуациях: 1) при преэклампсии и эклампсии (сульфат магния потенцирует гипотензивный, противосудорожный и спазмолитический эффекты); 2) при угрозе преждевременных родов с целью токолиза, для снижения сократимости миометрия и предотвращения родовой деятельности, для пролонгирования беременности и проведения полного курса антенатальных глюкокортикоидов, направленного на созревание легочной ткани плода и профилактику респираторного дистресс-синдрома у недоношенного новорожденного; 3) с целью анте- и интранатальной нейропротекции и профилактики детского церебрального паралича и неврологической инвалидизации у недоношенных детей и новорожденных, перенесших тяжелую гипоксию. Концентрация магния в сыворотке крови новорожденных, родившихся у матерей, получавших до родов и во время родов препараты магния по перечисленным показаниям, статистически значимо выше, чем у новорожденных, матери которых препараты магния не получали [21, 23].

В неонатальной практике в Российской Федерации и в мире сульфат магния официально разрешен к использованию; показания, дозы и способы введения прописаны в учебниках и фундаментальных руководствах [24-29].

Заключение

Представленные в настоящем обзоре результаты научных исследований, посвященные содержанию внутриклеточного катиона магния в организме, свидетельствуют о том, что концентрации магния в крови человека статистически значимо ниже, чем концентрации магния в мягких тканях и костной ткани. Референтных значений физиологических концентраций магния в мягких тканях новорожденных и недоношенных детей различного срока гестации в отечественной и зарубежной литературе нет. Магний, поступающий в организм беременной с продуктами питания, водой и медикаментами, легко проникает через плацентарный барьер от матери к плоду. В первые часы после рождения концентрации магния в сыворотке крови новорожденных статистически значимо выше, чем в крови их матерей. Сведения о токсичных и летальных концентрациях магния в мягких тканях новорожденных различного срока гестации отсутствуют. Следовательно, сопоставить полученные в ходе экспериментов данные о концентрациях магния в волосах, плаценте, печени, селезенке, почках и других тканях новорожденных и недоношенных детей с нормативными значениями в настоящее время не представляется возможным, как и сделать выводы о повышении или понижении данных показателей в мягких тканях новорожденных. Необходимо проведение дальнейших исследований по изучению содержания магния в органах и тканях у новорожденных различного срока гестации в норме и при различных патологических состояниях.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Литература

1. Скальный А.В. Химические элементы в физиологии и экологии человека. М. : ОНИКС 21 век; Мир, 2004.

2. Скальный А.В. Эколого-физиологическое обоснование эффективности использования макро- и микроэлементов при нарушении гемоcтаза у обследуемых из различных климато-географических регионов : дис. - д-ра мед. наук. М., 2000. 246 с.

3. Фундаментальная и клиническая физиология : учебник / под ред. А.Г. Камкина, А.А. Каменского. М. : Академия, 2004. 1072 с.

4. Aikawa J.K. Magnesium: Its Biological Signifi cance. Boca Raton, FL : CRC Press; 1981.

5. Cunningham J., Rodriguez J.M., Messa P. Magnesium in chronic kidney disease stages 3 and 4, and in dialysis patients // Clin. Kidney J. 2012. Vol. 5, suppl. 1. P. i39-i51.

6. Elin R.J. Assessment of magnesium status // Clin. Chem. 1987. Vol. 33, N 11. P. 1965-1970.

7. Walser M. Magnesium metabolism // Rev. Physiol. Biochem. Exp. Pharmacol. 1967. Vol. 59. P. 185-341.

8. Rude R.K. Magnesium. 11th ed. // Modern Nutrition in Health and Disease / eds A.C. Ross, B. Caballero, R.J. Cousins, K.L. Tucker et al. Baltimore, Mass : Lippincott Williams and Wilkins 2012. P. 159-175.

9. Громова О.А., Скоромец А.Н., Егоров Е.Ю., Торшин И.Ю. и др. Перспективы применения магния в педиатрии и детской неврологии // Педиатрия. 2010. Т. 89, № 5. С. 142-149.

10. Jahnen-Dechent W., Ketteler M. Magnesium basics // Clin. Kidney J. 2012. Vol. 5, suppl. 1. P. 3-14.

11. Wacker W.E.C. Magnesium and Man. Cambridge, MA : Harvard University Press, 1980.

12. Kroll M.H., Elin R.J. Relationship between magnesium and protein concentrations in serum // Clin. Chem. 1985. Vol. 31. P. 244246.

13. Heipertz R., Eickhoff K., Karstens K.H. Magnesium and inorganic phosphate content in CSF related to blood-brain barrier function in neurological disease // J. Neurol. Sci. 1979. Vol. 40. P 87-95.

14. Руководство по перинатологии. Гл. 30: Нарушения обмена магния / под ред. Д.О. Иванова. СПб. : Информ-Навигатор, 2015. С. 646-660.

15. Kotsaki-Kovatsi V.P., Koehler-Samouilidis G., Kovatsis A., Rozos G. Fluctuation of zinc, cooper, magnesium and calcium concentrations in guinea pig tissues after administration of captopril (SQ 14225) // J. Trace Elem. Med. Biol. 1997. Vol. 11. P 32-36.

16. Каменская Е. Н. Магниевый статус в диаде "мать-ребенок" при абдоминальном родоразрешении : автореф. дис. ... канд. мед. наук. Архангельск, 2012. 17 с.

17. Орынбасаров С.О. Патоморфологическая характеристика легких, плаценты и их химический состав у плодов, новорожденных в перинатальном периоде в регионе Приаралья : дис. ... канд. мед. наук. Новосибирск, 2015. 158 с.

18. Seelig M.S. Magnesium Deficiency in the Pathogenesis of Disease: Early Roots of Cardiovascular, Skeletal and Renal Abnormalities. New York, 1980.

19. Musso C.G. Magnesium metabolism in health and disease // Int. Urol. Nephrol. 2009. Vol. 41. P 357-362.

20. Человек. Медико-биологические данные. Публ. 23. МКРЗ. М. : Медицина, 1977.

21. Rigo J., Pieltain C., Christmann V., Bonsante F. et al. Serum magnesium levels in preterm infants are higher than adult levels: a systematic literature review and meta-analysis // Nutrients. 2017. Vol. 9. P. 1125. doi: 10.3390/nu9101125

22. Kovacs C.S. Bone development and mineral homeostasis in the fetus and neonate: roles of the calciotropic and phosphotropic hormones // Physiol. Rev. 2014. Vol. 94, N 4. P. 1143-1218.

23. Sherwin C.M.T., Balch A., Campbell S.C., Fredrickson J. et al. Maternal magnesium sulphate exposure predicts neonatal magnesium blood concentrations // Basic Clin. Pharmacol. Toxicol. 2014. Vol. 114. P. 318-322.

24. Александрович Ю.С., Пшениснов К.В. Интенсивная терапия новорожденных : руководство для врачей. СПб. : Н-Л, 2013. 672 с.

25. Анестезиология и интенсивная терапия в педиатрии : учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. В.А. Михельсона, В.А. Гребенников. М. : МЕДпресс-информ, 2009. 512 с.

26. Неонатология : национальное руководство / под ред. Н.Н. Володина. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2007. 848 с. (Сер.: "Национальные руководства")

27. Практические аспекты водно-электролитных и эндокринных нарушений у детей раннего возраста. Гл. 8: Нарушения обмена магния / под ред. Д.О. Иванова. СПб : Информ-Навигатор, 2014.

28. Современная терапия в неонатологии : справочник / под ред. Н.П. Шабалова. М. : МЕДпресс, 2000. 262 с.

29. Федеральное руководство по использованию лекарственных средств (формулярная система). XVIII вып. / под ред. А.Г. Чучалина. М., 2017. Гл. 14: Неонатология.

References

1. Skal’ny A.V. Ecological and physiological basis of the effectiveness of the use of macro- and microelements in hemostasis disorders in subjects from different climatic and geographical regions: Diss. Moscow, 2000: 246 p. (in Russian)

2. Skal’ny A.V. Chemical elements in human physiology and ecology. Moscow: ONIKS 21 century; Mir, 2004. (in Russian)

3. Fundamental and clinical physiology. Textbook. In: A.G. Kamkin, A.A. Kamensky. Moscow: Akademiya, 2004: 1072 p. (in Russian)

4. Aikawa J.K. Magnesium: its biological significance. Boca Raton, FL: CRC Press, 1981.

5. Cunningham J., Rodriguez J.M., Messa P. Magnesium in chronic kidney disease stages 3 and 4, and in dialysis patients. Clin Kidney J. 2012; 5 (suppl 1): i39-51.

6. Elin R.J. Assessment of magnesium status. Clin Chem. 1987; 33 (11): 1965-70.

7. Walser M. Magnesium metabolism. Rev Physiol Biochem Exp Pharmacol. 1967; 59: 185-341.

8. Rude R.K. Magnesium. In: A.C. Ross, B. Caballero, R.J. Cousins, K.L. Tucker, et al. (eds). Modern Nutrition in Health and Disease. 11th ed. Baltimore, Mass: Lippincott Williams and Wilkins, 2012: 159-75.

9. Gromova O.A., Skoromets A.N., Egorov E.Yu., Torshin I.Yu., et al. Prospects for the use of magnesium in pediatrics and pediatric neurology. Pediatriya [Pediatrics]. 2010; 89 (5): 142-9. (in Russian)

10. Jahnen-Dechent W., Ketteler M. Magnesium basics. Clin Kidney J. 2012; 5 (suppl 1): 3-14.

11. Wacker W.E.C. Magnesium and man. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1980.

12. Kroll M.H., Elin R.J. Relationship between magnesium and protein concentrations in serum. Clin Chem. 1985; 31: 244-6.

13. Heipertz R., Eickhoff K., Karstens K.H. Magnesium and inorganic phosphate content in CSF related to blood-brain barrier function in neurological disease. J Neurol Sci. 1979; 40: 87-95.

14. Magnesium metabolism disorders. Ch. 30. In: D.O. Ivanov (ed.). Perinatology Manual. Saint Petersburg: Inform-Navigator, 2015: 646-60. (in Russian)

15. Kotsaki-Kovatsi V.P., Koehler-Samouilidis G., Kovatsis A., Rozos G. Fluctuation of zinc, cooper, magnesium and calcium concentrations in guinea pig tissues after administration of captopril (SQ 14225). J Trace Elem Med Biol. 1997; 11: 32-6.

16. Kamenskaya E.N. Magnesium status in the "mother-infant" dyad in abdominal delivery: Autoabstract of Diss. Arkhangelsk, 2012: 17 p. (in Russian)

17. Orynbasarov S.O. Pathological characteristics of the lungs, placenta and their chemical composition in fetuses, newborns in the perinatal period in the Aral Sea region. Dis. Novosibirsk, 2015: 158 p. (in Russian)

18. Seelig M.S. Magnesium deficiency in the pathogenesis of disease: early roots of cardiovascular, skeletal and renal abnormalities. New York, 1980.

19. Musso C.G. Magnesium metabolism in health and disease. Int Urol Nephrol. 2009; 41: 357-62.

20. Human. Biomedical data. Publ. 23. MKRS. Moscow: Meditsina, 1977. (in Russian)

21. Rigo J., Pieltain C., Christmann V., Bonsante F., et al. Serum magnesium levels in preterm infants are higher than adult levels: a systematic literature review and meta-analysis. Nutrients. 2017; 9: 1125. doi: 10.3390/nu9101125

22. Kovacs C.S. Bone development and mineral homeostasis in the fetus and neonate: roles of the calciotropic and phosphotropic hormones. Physiol Rev. 2014; 94 (4): 1143-218.

23. Sherwin C.M.T., Balch A., Campbell S.C., Fredrickson J., et al. Maternal magnesium sulphate exposure predicts neonatal magnesium blood concentrations. Basic Clin Pharmacol Toxicol. 2014; 114: 318-22.

24. Alexandrovich Yu.S. Intensive care of the newborns. Guideline for medical specialists. Edited by Yu.S. Alexandrovich, K.V. Pshenisnov. Saint Petersburg: N-L, 2013: 672 p. (in Russian)

25. Anesthesiology and intensive care in pediatrics: textbook. 3rd ed., revised and updated. Edited by V.A. Mikhelson, V.A. Grebennikov. Moscow: MEDpress-inform, 2009: 512 p. (in Russian)

26. Neonatology: national manual. Edited by N.N. Volodin. Moscow: GEOTAR-Media, 2007: 848 p. (Series "National manuals") (in Russian)

27. Magnesium metabolism disorders. Ch. 8. In: D.O. Ivanov (ed.). Practical Aspects of Water-Electrolyte and Endocrine Disorders in Young Children. Saint Petersburg: Inform-Navigator, 2014. (in Russian)

28. Modern therapy in neonatology: reference-book. Edited by N.P. Shabalov. Moscow: MEDpress, 2000: 262 p. (in Russian)

29. Federal guidelines for the use of drugs (formulary system). Edited by A.G. Chuchalin. Is. XVIII. Moscow. 2017. Ch. 14: Neonatology. (in Russian)


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»