Первый опыт оценки "neonatal near miss" федерального округа: анализ, результаты, перспективы в Дальневосточном федеральном округе

Резюме

Большинство (75%) случаев смерти в неонатальный период происходят на 1-й неделе жизни (ВОЗ, 2020), коэффициент ранней неонатальной смертности (РНС) наиболее сопоставим с показателем "neonatal near miss" (NNM). NNM - это новорожденные, которые едва не погибли, но выжили, преодолев серьезные осложнения во время беременности, в родах или в течение первых 7 дней внеутробной жизни. Выявив структуру NNM, можно оценить упущенные возможности и совершенствовать систему оказания медицинской помощи детям.

Цель - изучить частоту встречаемости и патологических состояний NNM в Дальневосточном федеральном округе (ДФО), оценить перспективы оценки показателя.

Материал и методы. Ретроспективный анализ причин случаев NNM в 6 из 10 субъектов ДФО по медицинским документам, данным Росстата и формам статистического учета № 32 в период 01.01.201731.12.2019. Критерии отбора: масса тела при рождении менее 2500 г при доношенной беременности; оценка по шкале Апгар на 5-й минуте менее 7 баллов; искусственная вентиляция легких в первые 7 сут жизни; врожденная инфекция; акушерский near miss. Учитывали коэффициенты РНС и младенческой смертности (МлС) по субъекту.

Результаты. Чем выше в регионе значение NNM, тем ниже показатели РНС. Так, NNM был минимальным по всем изученным параметрам в Еврейской автономной области, но показатели РНС и МлС имели максимальные значения относительно других изучаемых территорий. Высокие показатели NNM демонстрируют результативность усилий родовспомогательной службы в преодолении жизнеугрожающих состояний у новорожденных, напрямую влияя на показатели смертности. Сопоставление показателей МлС, РНС и NNM выявило наличие резерва управления перинатальными потерями как еще одного механизма улучшения демографиической ситуации.

Заключение. Анализ случаев NNM дает возможность дифференцировать запланированные, ятрогенные и организационные причины тяжелых исходов для новорожденных и проводить превентивные целенаправленные мероприятия для уменьшения перинатальных потерь.

Ключевые слова:новорожденные, смертность, "neonatal near miss", жизнеугрожающие состояния

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Общее руководство, сбор информации, разработка статистической модели, обработка данных, написание статьи - Сенькевич О.А.; сбор информации, обработка данных, аналитическая работа - Плотоненко З.А.; разработка статистической модели, аналитическая работа - Васильева Ж.Б., сбор информации - Харченко М.В., Алексеева С.Н., Прохоров В.Р., Хапалажева М.О., Гололобова Г.Я.

Для цитирования: Сенькевич О.А., Плотоненко З.А., Васильева Ж.Б., Харченко М.В., Алексеева С.Н., Прохоров В.Р., Хапалажева М.О., Гололобова Г.Я., Андреева Г.А. Первый опыт оценки "neonatal near miss" федерального округа: анализ, результаты, перспективы в Дальневосточном федеральном округе // Неонатология: новости, мнения, обучение. 2020. Т. 8, № 4. С. 33-43. DOI: https://doi.org/10.33029/2308-2402-2020-8-4-33-42

При сокращении рождаемости в России в целом и в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) в частности основной задачей медицины является не просто сохранение жизни ребенка любой ценой, но и обеспечение высокого качества его жизни [1-4]. На динамику перинатальных потерь влияют разнообразные факторы: климато-географическая характеристика региона, социально-экономические условия жизни населения, экологическая обстановка, информатизация региона, функциональная способность системы здравоохранения. Ухудшение в последние десятилетия репродуктивного здоровья женщин под влиянием дисбаланса вышеперечисленных факторов, подтвержденное данными многочисленных исследований [5-8], ведет к росту патологического течения перинатального периода с высокой вероятностью перинатальных потерь, увеличению числа недоношенных и критически больных новорожденных [7, 8].

Младенческая смертность (МлС) является индикатором социально-экономического развития территории, эффективности социальной политики, доступности медицинской помощи, благосостояния и здоровья населения, в том числе здоровья детей, и относится к медико-социальным проблемам, сказывается на уровне продолжительности жизни, уменьшении числа лиц активного трудоспособного возраста и приводит к экономическим потерям общества и государства [2]. Ввиду большой значимости проблемы с 2007 г. показатель МлС включен в утвержденный Указом Президента РФ перечень показателей, позволяющих оценить эффективность методов управления ресурсами в здравоохранении [3-5].

Коэффициент младенческой смертности - количество детей, умерших в возрасте до 1 года, на 1000 родившихся живыми, относительный показатель, который принято разделять на несколько групп: ранняя неонатальная (РНС) (количество детей, умерших в первые 168 ч жизни, на 1000 родившихся живыми), поздняя неонатальная и постнеонатальная смертность и др. [9, 10].

Большинство всех случаев смерти в неонатальный период (75%) происходит на 1-й неделе жизни, а 25-45% из них - в течение первых 24 ч (ВОЗ, 2020). Коэффициент РНС характеризует эффективность работы неонатологов и наиболее сопоставим с показателем "neonatal near miss" (NNM), так как является отражением наиболее уязвимого и управляемого периода с точки зрения долгосрочных перспектив здоровья [8, 9].

NNM - это новорожденные, которые едва не погибли, но выжили, преодолев серьезные осложнения во время беременности, в родах или в течение первых 7 дней внеутробной жизни (Pileggi C. et. аll 2010). По критериям ВОЗ (2014), к неонатальным случаям NNM относятся дети: 1) с массой тела при рождении менее 1750 г; 2) оценкой по шкале Апгар на 5-й минуте менее 7 баллов; 3) гестационным возрастом при рождении менее 33 нед; 4) на искусственной вентиляции легких (ИВЛ) в первые 7 сут жизни. Причины NNM могут быть неотложными (экстренный режим, подготовка не проводится) и разделяются на угрозу жизни матери и плода. Также причины могут быть запланированными (управляемые, когда родоразрешение показано, но может быть отсрочено - проводятся подготовительные мероприятия); ятрогенными (мекониальная аспирация, асфиксия, акушерская агрессия) и организационными (родоразрешение не на соответствующем уровне) [9-13].

На протяжении последних 10 лет в России сформировалась тенденция к снижению показателя МлС - с 18,1‰ в 1995 г. до 4,9 ‰ в 2019 г., в настоящее время в России происходит формирование этапности в организации медицинской помощи женщинам и детям, изложенное в Государственной программе развития здравоохранения Российской Федерации до 2020 г. [10, 14, 15]. Дальнейшее снижение показателя МлС требует поиска иных подходов к обеспечению фундаментального права человека - права на жизнь, так как на сегодняшнем этапе развития медицинской науки и практики существует резерв - дети, перенесшие критические состояния.

Тема "едва не умерших" детей актуальна потому, что благодаря ее изучению, выявив структуру патологии у детей данной группы, можно оценить упущенные возможности и совершенствовать систему оказания помощи таким детям [13-15].

Цель работы - изучить частоту встречаемости и структуру патологических состояний NNM в ДФО, оценить перспективы применения показателя.

Материал и методы

Методом сплошной выборки проведен ретроспективный анализ причин случаев NNM в 6 субъектах ДФО из 11 входящих в состав округа.

При статистическом анализе применялись подсчет относительных величин и их ошибка, за исключением числа умерших в раннем неонатальном периоде (кроме табл. 6, 7), сравнение показателей с использованием критерия Стьюдента непараметрических статистических методов, в том числе критерия Манна-Уитни, оценивались показатели динамического ряда (темп прироста). На основании полученных данных было проведено ранжирование показателей с учетом комплексной оценки. Статистическое исследование осуществлялось с использованием пакета прикладных программ MS Office 2017, Statistica 10.0.

Источником информации служил анализ вторичных источников в виде отчетных форм статистического учета медицинских документов в регионах (история развития новорожденного, форма № 097/у; медицинская карта стационарного больного, форма № 003/у; учетные журналы неонатальных отделений и данные формы статистического учета № 32 с 01.01.2017 по 31.12.2019, информация из которых входила в различные официальные формы). Сведения о численности различных когорт выгружались из Единого государственного реестра записей актов гражданского состояния (ЕГР ЗАГС), данных официальной статистики в региональном разрезе из официальных статистических сборников Росстата "Медико-демографические показатели Российской Федерации", "Основные показатели здоровья матери и ребенка, деятельность службы охраны детства и родовспоможения в Российской Федерации" соответствующих лет.

Территория ДФО (рис. 1) занимает площадь 6 952 555 км2, что составляет 40,6% площади всей России, это крупнейший по размерам территории федеральный округ. Численность населения округа составляет 8 169 203 человек (2020). Для решения задач, поставленных в исследовании, были проанализированы данные формы № 32 6 из 11 субъектов ДФО: Амурская область (АО), Еврейская автономная область (ЕАО), Камчатский край (КК), Магаданская область (МО), Республика Саха (Якутия) [РС(Я)], Хабаровский край (ХК). Субъекты объединяет геохимическая сходность территорий с наличием резко континентального [РС(Я), часть АО], крайне северного (часть ХК, МО - вечная мерзлота), субарктического (КК), муссонного (ЕАО, часть АО и КК) климата. Округ отличает низкая плотность населения (1,17 чел./км2, 2020), с преобладанием городского населения (72,93%, 2020): ЕАО - 4,36 чел./км2; АО - 2,18; ХК - 1,67; КК - 0,67; Якутия - 0,32; МО - 0,3 чел./км2, данные 2020 г.

Рис. 1. Дальневосточной федеральный округ

ДФО, кроме удаленности, низкой плотности населения и постоянного сокращения числа жителей за счет преимущественно миграционных процессов, отличают кадровый дефицит и иные сложности организации родовспомогательной помощи, этнические особенности подходов к оказанию медицинской помощи женщинам и детям, что не может не отразиться на демографических показателях.

Критерии отбора в категорию NNM (ВОЗ, 2014): масса тела при рождении менее 2500 г [показатель массы тела был увеличен от рекомендованного ВОЗ (1750 г) до границы маловесности, по данным МКБ-10, до 2500 г]; оценка по шкале Апгар на 5-й минуте менее 7 баллов; ИВЛ (инвазивная, неинвазивная, высокочастотная) в первые 7 сут жизни. Критерии ВОЗ NNM были дополнены такими состояниями, как врожденная инфекция (пневмония, сепсис, нейроинфекция); акушерский near miss, учтенный в региональных статистических документах. Расширение критериев ВОЗ было проведено на основании существенного влияния показателей врожденных пороков развития (ВПР), врожденных инфекций и акушерского near miss на демографические коэффициенты в регионах. Кроме этого, при анализе учитывалась общие коэффициенты: заболеваемость, летальность, ранняя неонатальная смертность (РНС), младенческая смертность (МлС) по субъекту.

Учитывая, что часть данных, анализируемых в проведенном исследовании, не входит в официальные статистические формы и сбор информации проводился индивидуально, авторы обращают внимание на возможность незначительных погрешностей статистических данных, не искажающих в целом тенденции, но допускающих несопоставимость результатов с другими регионами страны.

Результаты

Анализ, проведенный в 6 регионах, показал, что в АО за последние 3 года значимо (р=0,0001), практически на треть (темп прироста 31,92%), возрос показатель частоты рождений детей с массой тела менее 2,5 кг (87,60±2,90‰ в 2017 г. и 115,56±3,59 ‰ в 2019 г. соответственно), при этом он был выше, чем в других регионах, в 1,5-3,8 раза на протяжении всего периода, за исключением 2017 г., когда в КК показатель превысил данные АО на 3,08% (87,60±2,90 ‰ и 90,30±4,69‰ соответственно), хотя различия не были статистически значимыми (р=0,03). Наименьшие число детей с массой тела при рождении менее 2,5 кг в 2017 г. наблюдалось в ЕАО (34,61±4,46‰) и в ХК (32,65±1,40‰), однако в ХК к 2019 г. сформировался стабильный подъем значений на 20,37%, в то время как в ЕАО число детей с массой тела менее 2,5 кг несколько снизилось, увеличив разрыв между регионами с 1,04 до 9,14‰ (табл. 1). Такие особенности связаны с тем, что по распоряжению по маршрутизации пациентов в рамках Соглашения между правительствами ХК и ЕАО с середины 2018 г. все патологические беременности родоразрешались в родовспомогательном учреждении третьего уровня ХК.

Таблица 1. Динамика числа детей с массой тела при рождении менее 2,5 кг в 2017-2019 гг.

Таким образом, тенденция к снижению числа детей с массой тела при рождении менее 2,5 кг наблюдалась только в КК и ЕАО, причиной этого является особенность маршрутизации, так как в КК и ЕАО отсутствуют медицинские организации третьего уровня. В МО число детей с массой тела при рождении менее 2,5 кг оставалось практически без изменений, с вариабельностью в среднем в пределах 5%, на остальных территориях наблюдался рост числа детей с массой тела менее 2,5 кг за 3 года на 12,27-31,92% (рис. 2).

Рис. 2. Динамика численности новорожденных с массой тела менее 2,5 кг в 2017-2019 гг., ‰

Здесь и на рис. 3-8: расшифровка аббревиатур дана в тексте.

В КК и ЕАО отсутствуют медицинские организации третьего уровня, поэтому выявленная тенденция к снижению показателя является следствием маршрутизации.

Показатель частоты рождения детей с оценкой по шкале Апгар на 5-й минуте менее 7 баллов значимо отличался в зависимости от исследуемой территории (амплитуда колебаний 0,19-81,30), преобладая (р=0,0001) в КК (81,30±4,47‰) и в РС(Я) (65,55±2,11‰), практически отсутствуя в ЕАО (1,79±1,037) и в ХК (0,19±0,117) в 2017 г. К 2019 г. произошла стабилизация - на территориях с высоким показателем произошло его снижение в 1,2-1,4 раза, однако наряду с этим в АО (р=0,001) и ХК (р=0,0001) были отмечены резкие колебания частоты рождения детей с оценкой по шкале Апгар на 5-й минуте менее 7 баллов, вследствие чего произошло изменение рейтингового места с 1-го и 3-го на 2-е и 5-е места соответственно (табл. 2).

Таблица 2. Динамика изменения частоты рождения детей с оценкой по шкале Апгар на 5-й минуте менее 7 баллов в 2017-2019 гг.,

При сохранении на большинстве территорий общих стабильных тенденций в 2017-2019 гг. в КК в 2018 г. произошел значимый (р=0,0001) спад показателя в 1,7 раза, в МО - столь же значимый (р=0,0001) подъем в 1,8 раза, после чего показатель вернулся к исходным параметрам (рис. 3).

Рис. 3. Динамика частоты рождения детей с оценкой по шкале Апгар на 5-й минуте менее 7 баллов в 2017-2019 гг.,

Таблица 3. Динамика назначения новорожденным искусственной вентиляции легких (ИВЛ) в первые 7 сут в 2017-2019 гг.

Несмотря на то что наибольший рост показателя отмечался в МО и РС(Я), лидирующее место по частоте применения ИВЛ весь период сохраняли АО и ХК (рис. 4).

Рис. 4. Динамика назначения новорожденным искусственной вентиляции легких в первые 7 сут в 2017-2019 гг., ‰

Анализ применения ИВЛ в первые 7 сут жизни показал, что за 2017-2019 гг. в большинстве регионов данный показатель вырос в 1,2-1,6 раза, составив в среднем 23,21±0,74‰ (р=0,038). Исключением стали ХК, сохраняющий 2-ю позицию по частоте применения ИВЛ, в котором этот показатель весь исследуемый период оставался на одном уровне, и КК, в котором была определенная слабовыраженная тенденция к снижению показателя (табл. 3).

Несмотря на то что наибольший рост показателя отмечался в МО и РС(Я), лидирующее место по частоте применения ИВЛ весь период сохраняли АО и ХК (рис. 4).

Врожденная инфекция выявлялась в среднем у 14 детей на 1000. Однако наблюдался значительный разброс по регионам: если в ХК и ЕАО данный показатель варьировал в пределах 3,52-9,197, то в АО в различные годы он колебался от 18,13±1,37 до 23,64±1,717, а в МО достигал пиковых значений 48,00±5,977 (табл. 4). Вероятно, такие колебания обусловлены изменением подходов к верификации врожденных инфекций, весьма различных в субъектах ДФО.

Таблица 4. Динамика выявления врожденных инфекций в 2017-2019 гг.,

С 2017 по 2019 г. врожденная инфекция во всех регионах, за исключением ЕАО, претерпела значительные изменения. Так, в КК частота врожденных инфекций у детей к 2019 г. снизилась более чем в 2 раза, составив 5,50±1,29 против 11,80±1,777 в 2017 г. В РС(Я) произошло снижение показателя до 7,71±0,787, что в 4,4 раза меньше исходных значений. В ХК сформировалась обратная ситуация, когда показатель за 3 года возрос с 3,52±0,47 до 9,19±0,79‰, т.е. в 2,6 раза, вследствие чего территория опустилась с 1-го на 4-е место (рис. 5). Увеличение числа детей с диагностированной врожденной инфекцией в ХК, возможно, связано с улучшением диагностики перинатальных инфекций.

Рис. 5. Динамика выявления врожденных инфекций в 2017-2019 гг., ‰

Акушерский near miss выявлялся у 1-4 женщин из 1000, составляя в среднем 1,31±0,30%. При этом в МО на протяжении всего изучаемого периода не встречалось случаев материнского NNM, в АО (р=0,026), РС (Я) (р=0,068) и ХК (р=0,007) имелась тенденцию к росту (табл. 5).

Таблица 5. Акушерский near miss в 2017-2019 гг.,

При анализе акушерского near miss установлено троекратное увеличение показателя в 2018 г. в КК с возвращением к исходному в 2019 г. В ЕАО в 2018 г. показатель также вырос в 2 раза, но в 2019 г. снизился до нулевой отметки, а ситуация в ХК характеризовалась подъемом в 3,1 раза, при этом возврата к исходным значениям не произошло (рис. 6).

Рис. 6. Материнский near miss в 2017-2019 гг.,

Таким образом, NNM был минимальным по всем изученным параметрам в ЕАО, занимая 1-е место среди 6 регионов. 2-е ранговое место занял ХК, 3-е - РС (Я). Однако при расчетах показателей РНС и МлС на ряде территорий наблюдается диаметрально противоположная картина (табл. 6).

Таблица 6. Динамика изменения показателей ранней неонатальной (РНС) и младенческой смертности (МлС) в 2017-2019 гг.

Так, в ЕАО показатели РНС и МлС на протяжении 20172019 гг. имели максимальные значения по сравнению с другими изучаемыми территориями, а в АО при относительно высоких показателях NNM уровень смертности находился на средних позициях (рис. 7, 8).

Рис. 7. Динамика показателей младенческой смертности в 2017-2019 гг.

Рис. 8. Динамика изменения показателей ранней неонатальной смертности в 2017-2019 гг.

Комплексный анализ показателей NNM и уровня смертности детей на первом году жизни позволил определить общие ранговые позиции регионов (табл. 7).

Таблица 7. Распределение территорий по ранговым местам в соответствии с комплексной оценкой показателей в 2017-2019 гг.

МлС - младенческая смертность; РНС - ранняя неонатальная смертность.

Проведенное исследование позволило установить, что высокие показатели NNM демонстрируют результативность усилий родовспомогательной службы субъекта ДФО в преодолении жизнеугрожающих состояний новорожденных, прямо влияя на социально значимые показатели смертности. Все новорожденные в критическом состоянии в раннем неонатальном периоде попадают в статистическую категорию "neonatal near miss" или смертности: очевидно, что при увеличении эффективности оказания медицинской помощи новорожденным будет снижаться число умерших за счет выживших детей из когорты NNM. По-видимому, оптимальной будет сбалансированная ситуация с умеренными показателями и МлС, и NNM.

Сопоставление показателя младенческой, ранней неонатальной смертности и NNM продемонстрировало наличие резерва управления перинатальными потерями как еще одного механизма для улучшения демографической ситуации.

Авторы считают, что делать окончательные выводы и сопоставлять субъекты ДФО по взаимному влиянию показателя NNM и качества оказания медицинской помощи новорожденным преждевременно. Учитывая важность анализа NNM как резерва снижения перинатальных потерь, необходимо создание регистра и единых критериев NNM, внесение их в показатели официальной статистики.

Заключение

Концепция и индикаторы NNM предоставляют информацию, которая может быть применима для оценки качества оказания медицинской помощи новорожденным и определения приоритетов ее дальнейшего улучшения. NNM можно считать основным инструментом для определения факторов риска, связанных со смертностью новорожденных, но необходим детальный анализ каждого случая не только неонатальной смертности, но и NNM. Для реализации этого вывода необходимо систематизировать данные по NNM с созданием специальной учетной формы, поскольку, кроме определения структуры причин смертности, случаи near miss дают возможность дифференцировать запланированные, ятрогенные и организационные причины тяжелых исходов для новорожденных в неонатальном периоде и проводить превентивные целенаправленные мероприятия.

Учет и анализ случаев NNM - это не только инструмент уменьшения перинатальных потерь, но и механизм совершенствования профессиональных компетенций неонатологов для улучшения качества оказания медицинской помощи новорожденным.

Благодарности. Авторы благодарят руководителей и сотрудников министерств и управлений здравоохранения субъектов ДФО, оказавших информационную поддержку при проведении исследования. Особая благодарность О.В. Лемещенко, кандидату медицинских наук, доценту кафедры общественного здоровья и здравоохранения ФГБОУ ВО ДВГМУ Минздрава России.

Этика. Этическое одобрение протокола исследования не требуется, так как источником информации были сведения из открытых источников.

Литература

1. Альбицкий В.Ю., Терлецкая Р.Н. Младенческая смертность в Российской Федерации в условиях новых требований к регистрации рождения // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020. Т. 24, № 6. С. 340-344.

2. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю. Младенческая смертность: уроки истории и перспективы снижения // Казанский медицинский журнал. 2011. № 92. С. 690-694.

3. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Альбицкий В.Ю., Терлецкая Р.Н. Закономерности и тенденции младенческой смертности в Российской Федерации // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2015. Т. 23, № 1. С. 35-41.

4. Сенькевич О.А., Ступак В.С., Васильева Ж.Б. Младенческая смертность в Хабаровском крае и пути ее снижения // Доказательная медицина - основа современного здравоохранения : сборник научных трудов Х1У Международного конгресса, 27-29 мая 2015 г (в рамках Национального года борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями) / МЗ ХК, институт повышения квалификации специалистов здравоохранения ; под ред. Г.В. Чижовой, К.В. Жмеренецкого. Хабаровск : Ред.-изд. центр ИПКСЗ, 2015. 272 с. (С. 68-72)

5. Региональная модель профилактики перинатальной патологии в субъекте Российской Федерации с низкой плотностью населения (на примере Хабаровского края) : монография / Ступак В.С., Стародубов В.И., Филькина О.М. ; под ред. В.И. Стародубова. Иваново : Иваново, 2012. 467 с.

6. Ступак В.С., Сенькевич О.А., Колесникова С.М., Шумилова И.В. Состояние постнеонатальной смертности в Хабаровском крае // Дальневосточный медицинский журнал. 2012. № 4. С. 112-116.

7. Стародубов В.И., Суханова Л.П. Репродуктивные проблемы демографического развития России // Социальные аспекты здоровья населения. 2011. № 6. С. 181-182.

8. Дьяченко В.Г., Чижова Г.В., Рзянкина М.Ф. Репродуктивное здоровье населения Дальнего Востока России в условиях рыночных реформ. Хабаровск : Изд-во ДВГМУ, 2014. С. 438-439.

9. Чок В.Ч. Всемирное детское здравоохранение: цели развития тысячелетия и задачи врачей // Педиатрическая фармакология. 2011. № 2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vsemirnoe-detskoe-zdravoohranenie-tseli-razvitiya-tysyacheletiya-i-zadachi-vrachey (дата обращения: 14.09.2020)

10. Медико-демографические показатели Российской федерации 2018 : сборник статистических материалов МЗ РФ. ЦНИИОИЗ МЗ РФ. Москва, 2019. 269 с.

11. Иванов Д.О., Орел В.И., Александрович Ю.С., Прометной Д.В. Младенческая смертность в Российской Федерации и факторы, влияющие на ее динамику // Педиатр. 2017. Т. 8, № 3. С. 5-14.

12. Игнатко И.В., Самусевич А.Н., Богомазова И.М., Родионова А.М., Кузнецов А.С. Значение анализа "neonatal near miss" в оценке неонатальной помощи // Архив акушерства и гинекологии имени В.Ф. Снегирева. 2017. Т. 4, № 2. С. 111-112.

13. Буштырев В.А., Буштырева И.О., Кузнецова Н.Б., Будник Е.С. Аудит "neonatal near miss" - возможности совершенствования в перинатологии // Акушерство и гинекология. 2016. № 7. С. 79-82.

14. Якорнова Г.В., Бычкова С.В., Краева О.А., Давыденко Н.Б., Кин-жалова С.В., Маханек А.А. и др. Использование модели "neonatal near miss" (едва выжившей новорожденный) c целью прогнозирования грозных осложнений перинатального периода // Лечение и профилактика. 2019. Т. 9, № 1. С. 39-42.

15. Surve S., Chauhan S., Kulkarni R. Neonatal near miss review: tracking its conceptual evolution and way forward // Curr. Pediatr. Res. 2017. Vol. 21, N 2. P. 264-271.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Дегтярев Дмитрий Николаевич
Доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора по научной работе ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, заведующий кафедрой неонатологии Клинического института детского здоровья имени Н.Ф. Филатова ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет), председатель Этического комитета Российского общества неонатологов, Москва, Российская Федерация
Медицина сегодня
Рентгенология в сочельник

Рентгенология в сочельник Научно-практическая конференция в онлайн-формате 25 декабря 2020 года 25 декабря 2020 года состоялась традиционная научно-практическая конференция Российского общества радиологов и рентгенологов. По инициативе президента РОРР, подобные мероприятия...

XV Международный конгресс по репродуктивной медицине.

XV Международный конгресс по репродуктивной медицине 19-21 января 2021 года в онлайн-формате состоится XV Международный конгресс по репродуктивной медицине . Цель конгресса по репродуктивной медицине - улучшение качества оказания помощи в планировании семьи и рождении детей...

Проект "Школы РОАГ" выходит на общероссийский уровень.

Проект "Школы РОАГ" выходит на общероссийский уровень В 2021 году Школы РОАГ выходят на новый - всероссийский уровень. География проекта охватит все федеральные округа! Школы пройдут в 18 городах, а онлайн-технологии помогут присоединиться к образовательному процессу...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»