Оценка нервно-психического развития недоношенных детей, рожденных с экстремально низкой и очень низкой массой тела, в 5-летнем возрасте

Резюме

Во всем мире ежегодно отмечается рост рождаемости и выживаемости глубоконедоношенных детей с экстремально низкой (ЭНМТ) и очень низкой массой тела при рождении (ОНМТ). Недоношенные дети - группа риска по формированию задержки моторного и психоречевого развития, что диктует необходимость динамического наблюдения для своевременного выявления и коррекции неврологического дефицита.

Цель - оценка показателей психоречевого развития недоношенных детей в возрасте 5 лет с массой тела при рождении <1500 г.

Материал и методы. Проведена проспективная оценка показателей моторного и психоречевого развития 35 пациентов, родившихся на сроке гестации <32 нед, с массой тела <1500 г. Пациенты находились под наблюдением невролога в скорректированном возрасте (СВ) 2, 4, 6, 9, 12, 18, 24, 36, 48 и 60 мес. В СВ до 24 мес оценка моторного и психоречевого развития проводилась с использованием шкалы ментального развития Гриффитс, в СВ 36, 48 и 60 мес - с использованием второй версии Денверского теста (DDST-II).

Результаты. В СВ 12 мес моторное и психоречевое развитие по шкале Гриффитс соответствовало возрастной норме у 12 (34,2%) детей, в СВ 24 мес - у 21 (60%) пациента. По результатам оценки с использованием DDST-II в СВ 36 мес у 12 (34,2%) детей диагностирована задержка развития, у 6 (17,1%) - сомнительное развитие, у 17 (48,7%) - нормальное развитие. В СВ 48 мес задержка развития диагностирована у 10 (28,6%) пациентов, сомнительное развитие - у 6 (17,1%). Установлено, что в возрасте 5 лет у 23 (65,7%) пациентов по результатам DDST-II развитие соответствовало возрастной норме, у 12 (34,3%) пациентов диагностирована задержка психоречевого развития.

Заключение. Недоношенные дети с ЭНМТ и ОНМТ составляют группу высокого риска по формированию различных нарушений психического и речевого развития, распространенность которых составляет 34,3%. Полученные данные показывают важность тестирования когнитивных функций недоношенных детей с использованием Денверского теста для своевременного выявления нарушений развития.

Ключевые слова:недоношенные дети; экстремально низкая масса тела при рождении; очень низкая масса тела при рождении; задержка моторного и психоречевого развития; Денверский тест (2-я версия); неврологические исходы у недоношенных детей; расстройства аутистического спектра

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Финансирование. Работа выполнена в рамках государственного задания "Предикторы и динамика неврологических нарушений у глубоконедоношенных детей с экстремально низкой и очень низкой массой тела при рождении".

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования, анализ и обзор результатов - Суворов И.А., Суворова Д.Ю., Ушакова Л.В., Дегтярев Д.Н., Дегтярева А.В., Албегова М.Б.; сбор и обработка материала - Суворов И.А., Суворова Д.Ю., Ушакова Л.В., Киртбая А.Р., Филиппова Е.А., Джуккаева М.М.; написание текста - Суворов И.А., Суворова Д.Ю., Дегтярева А.В., Дегтярев Д.Н.; редактирование - Дегтярев Д.Н., Дегтярева А.В.

Для цитирования: Суворов И.А., Суворова Д.Ю., Ушакова Л.В., Дегтярева А.В., Дегтярев Д.Н., Албегова М.Б., Киртбая А.Р., Филиппова Е.А., Джуккаева М.М. Оценка нервно-психического развития недоношенных детей, рожденных с экстремально низкой и очень низкой массой тела, в 5-летнем возрасте // Неонатология: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 10, № 3. С. 16-25. DOI: https://doi.org/10.33029/2308-2402-2022-10-3-16-25

Во всем мире от 5 до 18% детей рождаются недоношенными или маловесными [1, 2], показатели по Российской Федерации сопоставимы с мировыми данными [3]. Благодаря усовершенствованию перинатальной помощи в России и новейшим медицинским технологиям ежегодно отмечается рост рождаемости и выживаемости недоношенных детей с экстремально низкой (ЭНМТ) и очень низкой массой тела (ОНМТ) при рождении [4].

Результаты многочисленных научных исследований показали, что у детей, рожденных преждевременно, часто диагностируются когнитивные нарушения [5-7]. В некоторых научных публикациях показано, что когнитивные и поведенческие нарушения в школьном возрасте диагностируются у 50% недоношенных детей [8], детский церебральный паралич (ДЦП) - у 10% [9]; по данным других авторов, риск формирования ДЦП превышает риски формирования когнитивных нарушений и умственной отсталости (УО) [10].

Задержка психического развития у недоношенных детей выражается значительным снижением уровня интеллекта в сочетании с ограничением адаптивных сфер поведения (коммуникабельность, самообслуживание, бытовое обеспечение, физическое здоровье и безопасность, успехи в обучении, трудовые навыки и др.) [11].

Недоношенность любой степени выраженности влияет на когнитивные способности детей, являясь одним из факторов риска задержки речевого развития [12]. Когнитивные нарушения прослеживаются в различных возрастных группах [13, 14]. В среднем по сравнению со сверстниками дети с массой тела при рождении <1500 г в младшем школьном возрасте имеют сниженные показатели общего речевого развития. Кроме того, у них чаще выявляются фоно-фонематические нарушения и речевые аграмматизмы [15-17]. Использование различных шкал для оценки когнитивных функций, а также неоднородность клинических групп по возрасту обследования и перинатальным факторам затрудняют дифференциацию и обобщение клинических результатов, полученных разными авторами [13].

В настоящее время распространенность и степень выраженности нарушения речевых функций изучены недостаточно и требуют дополнительного исследования. Отечественные и зарубежные авторы, как правило, ограничиваются фрагментарным изучением когнитивного дефицита, не уделяя должного внимания полной клинической картине заболевания. Снижение когнитивных функций может быть прослежено у детей разного возраста, однако дальнейшее прогнозирование является непростой задачей и требует проведения дополнительных исследований.

Цель исследования - оценка показателей психоречевого развития недоношенных детей в возрасте 5 лет с массой тела при рождении <1500 г.

Материал и методы

На базе отдела педиатрии Института неонатологии и педиатрии ФГБУ "НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова" Минздрава России была проведена оценка показателей моторного и психоречевого развития 35 пациентов, родившихся на сроке гестации от 24 до 32 нед, с массой тела <1500 г, длиной тела 31-41 см, с оценкой по шкале Апгар 2-7 баллов на 1-й минуте и 4-7 баллов на 5-й минуте, достигших 5-летнего возраста.

Критерии исключения: масса тела при рождении ≥1500 г, гестационный возраст ≥33 нед, врожденные пороки развития головного мозга, верифицированная синдромальная патология.

Исследование одобрено Этическим комитетом ФГБУ "НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова" Минздрава России (заключение № 5 от 27.05.2021).

Всех детей в неонатальном периоде динамически наблюдал невролог в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных (ОРИТН) и в отделении патологии новорожденных и недоношенных детей (ОПНиНД).

В ОРИТН и ОПНиНД в динамике у всех детей оценивали неврологический статус, проводили нейросонографию (НСГ), амплитудно-интегрированную электроэнцефалографию (аЭЭГ); по показаниям - многоканальную электроэнцефалографию (ЭЭГ) (n=17) и магнитно-резонансную томографию (МРТ) головного мозга (n=19). Показаниями для проведения ЭЭГ были подозрение на неонатальные судороги, апноэ недоношенных, тяжелая асфиксия при рождении, острое нарушение мозгового кровообращения (ОНМК), срок гестации ≤28 нед; показаниями для проведения МРТ являлись обнаруженные по данным НСГ внутрижелудочковые кровоизлияния (ВЖК) 2б и 3-й степени, перивентрикулярная лейкомаляция (ПВЛ), подозрение на ОНМК, тяжелая асфиксия при рождении.

Оценка неврологического статуса в неонатальном периоде включала стандартный неврологический осмотр с оценкой общемозговой, менингеальной, очаговой симптоматики и безусловно-рефлекторной деятельности.

аЭЭГ проводилась c использованием 5-канальной записи; длительность исследования составила 12-24 ч.

ЭЭГ проводилась с использованием модифицированной международной схемы "10-20", продолжительность исследования составила 60 мин.

После выписки из стационара все пациенты находились на динамическом наблюдении у невролога в отделе педиатрии Института неонатологии и педиатрии ФГБУ "НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова" Минздрава России, осмотры проводили в скорректированном возрасте (СВ) 2, 4, 6, 9, 12, 18, 24, 36, 48 и 60 мес.

Все дети в СВ 12, 18, 24, 36 и 48 мес консультированы логопедом с составлением подробного плана по формированию экспрессивной речи.

Все дети с подозрением на нарушение психического развития в динамике наблюдались клиническим психологом и детским психиатром.

Оценку показателей моторного и психоречевого развития во время неврологического осмотра в СВ до 24 мес проводили с использованием шкалы ментального развития Гриффитс [18].

Шкала Гриффитс представляет собой балльную оценку 5 основных показателей развития детей: моторное и речевое развитие, координация движений, социальная адаптация, игровая деятельность. С учетом набранных баллов по результатам тестирования делалось заключение о соответствии или несоответствии развития ребенка паспортному и СВ.

На рис. 1 представлен пример шкалы для тестирования ребенка в возрасте до 4 мес.

В СВ 36, 48 и 60 мес оценка показателей психоречевого развития во время неврологического осмотра проводилась с использованием второй версии Денверского теста (DDST-II) [19].

Вторая версия Денверского теста опубликована впервые в 1992 г. и является итогом пересмотра и обновления Денверского скрининг-теста развития (DDST; 1967). Особенностью этого метода является то, что он прошел стандартизацию в 12 странах на 2096 детях в возрасте от 0 до 6 лет и состоит из 125 пунктов, тогда как первая версия Денверского теста включает 105 пунктов и стандартизирована на 1036 детях, бо́льшая часть которых не достигли возраста 3 лет [20]. Области мониторинга: личностно-социальная, мелкая моторика, общая моторика, речь. К тесту прилагается бланк с возрастной линией (рис. 2). На бланке теста каждое задание помечено одним из 4 знаков: ЛО (личностно-общественная характеристика), ТМ (тонкая моторика), Я (язык), Л (локомоции). Возрастная шкала наверху и внизу страницы показывает возраст в месяцах и годах от 0 до 6 лет. До 24 мес каждое деление равно 1 мес, после 24 мес каждое деление равно 3 мес. Каждое из 125 тестовых заданий представлено прямоугольником, в котором показано, что 25, 50, 75, 90% детей данного возраста из стандартизированной выборки выполнили задание правильно.

Задания делятся на 5 видов: "продвинутые", "нормальные", "предостерегающие", "замедленные" и "нет возможности".

"Продвинутые" задания. При выполнении ребенком задания, которое находится полностью справа от возрастной линии, развитие считается очень высоким. "Продвинутые" задания не учитываются при интерпретации теста.

"Нормальные задания". Если ребенок не выполняет задание, которое полностью лежит справа от возрастной линии, его развитие считается нормальным, так как в этом возрасте <25% детей выполняют это задание. Так же и с заданиями, которые пересекаются возрастной линией между отметками 25 и 75%. "Нормальные" задания не учитываются при интерпретации теста.

"Предостерегающие" задания. Если ребенок не выполняет задания, в которых возрастная линия лежит от 75 до 90%, задание отмечается как предостерегающее и учитывается при интерпретации всего теста.

"Замедленные" задания. Если ребенок отказывается или не выполняет задание, которое полностью лежит слева от возрастной линии, фиксируется задержка в развитии.

Задания "нет возможности". Если родители говорят, что ребенок не может выполнить задание, оно фиксируется как "нет возможности". Эти задания также не учитываются при интерпретации всего текста (см. рис. 2).

Интерпретация результатов теста зависит от количества пометок "задержка" и "предостережение".

Нормальное развитие фиксируется в том случае, когда отсутствуют пометки "задержка" и максимум одно "предостережение". В данном случае рекомендуется повторное тестирование во время следующей встречи с ребенком.

Задержка развития (аномальное развитие) фиксируется в случае 2 пометок "задержка" или более. Необходимо проведение дополнительного диагностического исследования.

Сомнительное развитие фиксируется в случае 1 пометки "задержки" и 2 "предостережений" или более. Следует посоветовать родителям поработать над проблемными областями, а также провести повторное обследование при возможности. Если результат не изменится или ухудшится, необходимо проведение дополнительного диагностического исследования.

По результатам тестирования во время каждого неврологического осмотра демонстрировалась степень соответствия развития ребенка нормативным возрастным показателям; с родителями проводилась подробная беседа об актуальном уровне развития ребенка на момент осмотра, давались подробные рекомендации по развивающему уходу, стимуляции крупной и мелкой моторики, организации развивающих игр, формированию возрастных навыков самообслуживания и чистоплотности. Дети, демонстрировавшие в динамике стойкую задержку формирования моторных и психоречевых навыков, были маршрутизированы для проведения необходимых корректирующих занятий с логопедом, нейропсихологом, психологом, реабилитологом.

Контрольной точкой для оценки показателей психоречевого развития обследованных детей выбран возраст 5 лет (СВ 60 мес).

Для статистического анализа использован пакет статистических программ GraphPad Prism (GraphPad Software, США).

Результаты

Основные патологические состояния, диагностированные в неонатальном периоде, представлены в табл. 1.

При неврологическом осмотре в неонатальном периоде наиболее часто выявлялись синдром угнетения и нарушения мышечного тонуса (табл. 2).

Среди всех обследованных детей у 8 (22,8%) были диагностированы неонатальные судороги.

По данным аЭЭГ в неонатальном периоде среди всех обследованных пациентов у 25 (71,4%) детей не зарегистрирована эпилептиформная активность. По данным многоканальной ЭЭГ в неонатальном периоде среди всех обследованных детей эпилептиформная активность зарегистрирована у 5 (29,4%).

По результатам НСГ у 4 (11,4%) детей диагностировано ВЖК I степени, у 6 (17,1%) пациентов - ВЖК II степени, у 3 (8,6%) пациентов - ВЖК III степени, у 3 (8,6%) пациентов - ПВЛ, у 11 (31,4%) пациентов расширение наружных и/или внутренних ликворных пространств.

МРТ головного мозга проведена 19 пациентам, из них у 3 (15,7%) пациентов диагностированы кровоизлияния в мозжечок, у 4 (21%) пациентов - паренхиматозное кровоизлияние в области больших полушарий.

После выписки из стационара все дети находились под динамическим наблюдением невролога. Спектр неврологической патологии, диагностированной в разные возрастные периоды при катамнестическом наблюдении, представлен в табл. 3.

При анализе динамики неврологической заболеваемости обследованных детей установлено, что в СВ 12 мес у 19 (54,3%) диагностированы последствия перинатального поражения центральной нервной системы (ППП ЦНС) в виде нарушений мышечного тонуса и задержки темпов моторного развития, в дальнейшем в СВ 24 мес и старше у 3 пациентов отмечалась трансформация ППП ЦНС в детский церебральный паралич (см. табл. 3). ДЦП в СВ 12 мес диагностирован у 4 (11,4%) пациентов в СВ 24 мес и у детей старше - у 7 (20%). Невротические реакции, задержку речевого развития диагностировали не ранее СВ 24 мес, наблюдалась тенденция к снижению частоты их выявления после СВ 36 мес (см. табл. 3). Частота структурной эпилепсии у обследованных детей не менялась в течение всего периода наблюдения.

В СВ 12 мес неврологический статус и показатели моторного и психоречевого развития по шкале Гриффитс соответствовали возрастной норме у 12 (34,2%) пациентов, в СВ 24 мес - у 21 (60%). При дальнейшем динамическом наблюдении отмечено уменьшение числа неврологически здоровых пациентов, что связано с формированием таких нарушений, как задержка речевого развития, расстройства аутистического спекта (РАС), невротические реакции, с появлением моторных тиков у 2 детей в СВ 48 мес (см. табл. 3).

В СВ 36 и 48 мес показатели моторного и психоречевого развития обследованных детей оценивались при помощи второй версии Денверского теста. По результатам оценки в СВ 36 мес у 12 (34,2%) пациентов диагностирована задержка развития, у 6 (17,1%) - сомнительное развитие, у 17 (48,7%) - нормальное моторное и психоречевое развитие. В СВ 48 мес задержка развития диагностирована у 10 (28,6%) пациентов, сомнительное развитие - у 6 (17,1%).

В возрасте 5 лет по результатам неврологического осмотра установлено, что у 18 (51,4%) пациентов неврологический статус соответствовал возрастной норме (табл. 4), у 10 (28,6%) выявлены невротические нарушения, у 7 (20%) диагностирован ДЦП, у 8 (22,8%) - задержка речевого развития, у 2 (5,7%) - локальные моторные тики, у 2 (5,7%) - структурная эпилепсия, у 3 (8,6%) - УО и еще у 2 (5,7%) - РАС, в дальнейшем подтвержденные по результатам осмотра клинического психолога и детского психиатра.

В нашем исследовании по результатам Денверского теста в возрасте 5 лет у 22 (62,8%) пациентов диагностировано нормальное психоречевое развитие (см. рис. 2), у 8 (22,8%) пациентов диагностирована задержка развития, у 5 (14,2%) пациентов - сомнительное развитие (рис. 3).

Пациенты с задержкой и сомнительным развитием были выделены нами в группу риска по формированию стойкого когнитивного дефицита. Родители детей из группы риска были дополнительно проинформированы о необходимости использования развивающих игр, формирования мелкой и крупной моторики, а также было рекомендовано проведение дополнительных занятий с нейропсихологом, логопедом-дефектологом.

Через 3 мес все дети из группы риска (n=13) были повторно обследованы неврологом с использованием Денверского теста, по результатам которого выявлено, что у всех пациентов с задержкой развития (n=8) сохранялось отставание в психоречевом развитии, среди пациентов с сомнительным развитием (n=5) у 1 ребенка диагностировано нормальное развитие, у 4 детей - задержка психоречевого развития.

Таким образом, в нашем исследовании установлено, что у 23 (65,7%) пациентов по результатам Денверского теста развитие в возрасте 5 лет соответствовало возрастной норме, у 12 (34,3%) пациентов диагностирована задержка психоречевого развития (рис. 4).

Обсуждение

В исследовании, включавшем 35 недоношенных детей, рожденных с ЭНМТ и ОНМТ на сроке 24-32 нед гестации, для оценки соответствия психоречевого развития возрастной норме использовали Денверский тест ввиду его высокой чувствительности и валидности, показанной в ряде зарубежных исследований [21-26].

Среди обследованных нами пациентов задержка психоречевого развития в 5-летнем возрасте по результатам Денверского теста диагностирована у 34,3% обследованных детей, что сопоставимо с данными современной литературы. Согласно результатам научных исследований, отставание в познавательном развитии прямо пропорционально гестационному возрасту (ГВ) и массе тела при рождении; частота диагностирования задержек когнитивного развития составляет 14-39% у детей с ГВ 24 нед, 10-30% - у детей с ГВ 25 нед, 4-24% - у детей, рожденных на сроке гестации <26 нед, 11-18% - на сроке гестации <29 нед [27]. По данным Национального института детского здоровья и развития человека США (NICHD), отставание когнитивного развития выявляется у 37-47% пациентов с ГВ 22-26 нед, у 23-30% пациентов с ГВ 27-32 нед и у 34-37% новорожденных с массой тела при рождении менее 1000 г [28]. Согласно данным L.A. Ribeiro и соавт., примерно у половины глубоконедоношенных детей наблюдается задержка речевого развития [29].

В детской популяции распространенность РАС составляет около 1% [30], распространенность УО - от 3% в экономически развитых странах до 31% в экономически слабо развитых странах [31, 32]. В нашем исследовании УО диагностирована у 8,6% пациентов, РАС - у 5,7% пациентов, что совпадает с результатами современных отечественных и зарубежных исследований. Так, по данным Н.Н. Заваденко и соавт., среди детей, рожденных с ЭНМТ и ОНМТ, обнаруживается значительно более высокая (в сравнении с популяционной) встречаемость таких форм нарушений нервно-психического развития, как общее отставание интеллектуального развития, РАС [33]. По данным когортного исследования с участием 4 млн детей, проведенного в Швеции, установлено, что риск развития РАС значительно выше среди недоношенных детей независимо от генетических факторов или факторов окружающей среды. Частота возникновения РАС достигала 6,1% среди детей, рожденных в сроке 22-27 нед гестации, 2,6% среди детей, рожденных в сроке 28-33 нед, 1,9% среди детей с ГВ 34-36 нед [34].

Выводы

1. Недоношенные дети, родившиеся с экстремально низкой и очень низкой массой тела, составляют группу высокого риска по формированию нарушений психического и речевого развития. Распространенность различных нарушений нервно-психического развития у данной категории детей составляет 34,3%.

2. У недоношенных детей, родившихся с экстремально низкой и очень низкой массой тела, с высокой частотой диагностируются расстройства аутистического спектра и умственная отсталость.

3. Полученные данные показывают важность тестирования когнитивных функций недоношенных детей при рутинном неврологическом осмотре с использованием Денверского скрининг-теста с целью своевременного выявления нарушений психоречевого развития и раннего начала педагогической и логопедической коррекции.

Этика. Родители пациентов дали письменное информированное согласие на участие в исследовании. Протокол исследования был одобрен этическим комитетом ФГБУ "НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова" Минздрава России (заключение № 5 от 27.05.2021).

ЛИТЕРАТУРА

1. Vogel J.P., Chawanpaiboon S., Moller A.B., Watananirun K., Bonet M., Lumbiganon P. The global epidemiology of preterm birth // Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. 2018. Vol. 52. P. 3-12. DOI: https://doi.org/10.1016/j.bpobgyn.2018.04.003

2. Преждевременные роды: информационный бюллетень ВОЗ. 19 февраля 2018.

3. Скрипниченко Ю.П., Баранов И.И., Токова З.З. Статистика преждевременных родов // Проблемы репродукции. 2014. № 4. С. 11-14.

4. Баранов А.А. Актуальные проблемы охраны здоровья детей // Здравоохранение России : федеральный справочник. 2013. Т. 14. С. 169-172.

5.Rogers E.E., Hintz S.R. Early neurodevelopmental outcomes of extremely preterm infants // Semin. Perinatol. 2016. Vol. 40, N 8. P. 497-509.

6.Hess J.H. A developmental study of prematurely born infants weighing 1250 grams or less at birth: with special reference to those eighteen years of age and older // Pediatr. Clin. North Am. 1954. Vol. 1, N 3. P. 679-684.

7.Lubchenco L.O., Horner F.A., Reed L.H., Hix I.E., Metcalf D., Cohig R. et al. Sequelae of premature birth. Evaluation of premature infants of low birth weights at ten years of age // Am. J. Dis. Child. 1963. Vol. 106. P. 101-115.

8.Allin M.P.G., Kontis D., Walshe M., Wyatt J., Barker G.J., Kanaan R.A.A. et al. White matter and cognition in adults who were born preterm // PLoS One. 2011. Vol. 6, N 10. Article ID e24525.

9.Volpe J.J. Neonatal neurology - my personal journey and some lessons learned // Pediatr. Neurol. 2014. Vol. 51, N 6. P. 753-757.

10.Hielkema T., Hadders-Algra M. Motor and cognitive outcome after specific early lesions of the brain - a systematic review // Dev. Med. Child Neurol. 2016. Vol. 58, suppl. 4. P. 46-52.

11. Федеральное руководство по детской неврологии / под ред. проф. Гузевой В.И. Москва : ООО МК, 2016. 656 с.

12. Zerbeto A.B., Cortelo F.M., C Filho É.B. Association between gestational age and birth weight on the language development of Brazilian children: a systematic review // J. Pediatr. (Rio J). 2015. Vol. 91, N 4. P. 326-332.

13.Allotey J., Zamora J., Cheong-See F., Kalidindi M., Arroyo-Manzano D., Asztalos E. et al. Cognitive, motor, behavioural and academic performances of children born preterm: a meta-analysis and systematic review involving 64 061 children // BJOG. 2018. Vol. 125, N 1. P. 16-25.

14.van Veen S., Aarnoudse-Moens C.S.H., van Kaam A.H., Oosterlaan J., van Wassenaer-Leemhuis A.G. Consequences of correcting intelligence quotient for prematurity at age 5 years // J. Pediatr. 2016. Vol. 173. P. 90-95.

15.Zimmerman E. Do infants born very premature and who have very low birth weight catch up with their full term peers in their language abilities by early school age? // J. Speech Lang. Hear. Res. 2018. Vol. 61, N 1. P. 53-65.

16.van Noort-van der Spek I.L., Franken M.-C.J.P., Weisglas-Kuperus N. Language functions in preterm-born children: a systematic review and meta-analysis // Pediatrics. 2012. Vol. 129, N 4. P. 745-754.

17.Marchman V.A., Loi E.C., Adams K.A., Ashland M., Fernald A., Feldman H.M. Speed of language comprehension at 18 months old predicts school-relevant outcomes at 54 months old in children born preterm // J. Dev. Behav. Pediatr. 2018. Vol. 39, N 3. P. 246-253.

18. URL: https://www.ds62spb.ru/wp-content/uploads/2021/05/Test-psihomotornogo-razvitiya-Griffits-ot-0-do-2-let.pdf

19. www.ccmedical.org/forms/1428352937_171971.pdf

20. Frankenburg W.K., Dodds J., Archer P. Denver II Technical Manual. Denver : Denver Developmental Materials, 1990. P. 20-22.

21. Bulbul A., Kaya D.K., Keskin G.Y., Kose G., Bulbul L., Elitok G.K. et al. Midterm neuromotor development results of preterm babies less than 34 weeks gestational age // Med. Bull. Sisli Etfal Hosp. 2020. Vol. 54, N 3. P. 337-345. DOI: https://doi.org/10.14744/SEMB.2020.06881

22. Jeong S.U., Kim G.C., Jeong H.J., Kim D.K., Hong Y.R., Kim H.D. et al. The validity of the bayley-III and DDST-II in preterm infants with neurodevelopmental impairment: a pilot study // Ann. Rehabil. Med. 2017. Vol. 41, N 5. P. 851-857. DOI: https://doi.org/10.5535/arm.2017.41.5.851

23.  Formiga C.K.M.R., Vieira M.E.B., Fagundes R.R., Linhares M.B.M. Predictive models of early motor development in preterm infants: a longitudinal-prospective study // J. Hum. Growth Dev. 2017. Vol. 27, N 2. P. 189-197. DOI: http://dx.doi.org/10.7322/jhgd.111288

24. Korkmaz L., Ozdemir A., Korkut S., Bastug O. Long- and short-term effects of propranolol hydrochloride treatment on very preterm newborns // J. Clin. Neonatol. 2020. Vol. 9. P. 111-120.

25. Charan G.S., Vagha J. Study of perinatal factors in children with developmental delay // Int. J. Contemp. Pediatr. 2017. Vol. 4. P. 182-190. DOI: http://dx.doi.org/10.18203/2349-3291.ijcp20164602

26.  Рыбалко О.Н. Прогностическое значение психомоторных шкал в диагностике последствий гипоксически-ишемического поражения ЦНС у недоношенных новорожденных // Таврический медико-биологический вестник. 2019. Т. 22, № 3. С. 111-118.

27. Stephens B.E., Vohr B.R. Neurodevelopmental outcome of the premature infant // Pediatr. Clin. North Am. 2009. Vol. 56, N 3. P. 631-646.

28. Stephens B.E., Bann C.M., Poole W.K., Vohr B.R. Neurodevelopmental impairment: predictors of its impact on the families of extremely low birth weight infants at 18 months // Infant Ment. Health J. 2009. Vol. 29, N 6. P. 570-587.

29. Ribeiro L.A., Zachrisson H.D., Schjolberg S., Aase H., Rohrer-Baumgartner N., Magnus P. Attention problems and language development in preterm low-birth-weight children: cross-lagged relations from 18 to 36 months // BMC Pediatr. 2011. Vol. 11. P. 59. DOI: https://doi.org/10.1186/1471-2431-11-59.

30. Zeidan J. et al. Global prevalence of autism: a systematic review update // Autism Res. 2022. Vol. 15, N 5. P. 778-790.

31.Филиппова Н.В., Кормилицина А.С. Эпидемиологические аспекты нарушений психического развития в детском возрасте // Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2016. Т. 6, № 6. С. 1274-1276.

32. Bourke J., de Klerk N., Smith T., Leonard H. Population-based prevalence of intellectual disability and autism spectrum disorders in Western Australia: a comparison with previous estimates [Electronic resource] // Medicine (Baltimore). 2016. Vol. 95, N 21. P. e3737.

33.Заваденко Н.Н., Давыдова Л.А., Заваденко А.Н. Нервно-психическое развитие детей, родившихся глубоко недоношенными с экстремально низкой или очень низкой массой тела // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 2018. Т. 118, № 11. С. 49-55.

34. Crump C., Sundquist J., Sundquist K. Preterm or early term birth and risk of autism // Pediatrics. 2021. Vol. 148, N 3.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Дегтярев Дмитрий Николаевич
Доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора по научной работе ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, заведующий кафедрой неонатологии Клинического института детского здоровья имени Н.Ф. Филатова ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет), председатель Этического комитета Российского общества неонатологов, Москва, Российская Федерация
Вскрытие
Медицина сегодня
Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах

Уважаемые коллеги! 10.02.2023 состоится Совместный научно-образовательный симпозиум Национальной Ассоциации по тромбозу и гемостазу и ФГБНУ "Научный центр неврологии" "Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах". Начало регистрации в...

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ!

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ! Успешно продолжается образовательная работа общероссийского проекта "Школы РОАГ". Очередная встреча пройдет 9-10 февраля в онлайн-формате и объединит врачей Иркутска, Кемерово, а также...

Конференция "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только-"

Уважаемые коллеги, приглашаем принять участие в конференции "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только-", которая состоится с 3 по 4 февраля в Ижевске! Организаторы: · Общероссийская общественная организация "Российское общество медицинских генетиков" · НМИЦ...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»